Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100



Курсор на картинку

Диктатор и чемодан

Ноябрь 2013 года  выдался в Москве на редкость теплым. Снег укрыл город и весь Чекистан лишь только в  самом конце месяца, что, разумеется,  вновь послужило причиной возникновения многочисленных слухов  об изменении климата. Многие и забыли вовсе о том, что вслед осени обычно приходит зима. Снег же лег как всегда неожиданно в одну ночь, но это обстоятельство  совершенно не расстраивало, а наоборот радовало.

Покров Пресвятой Богородицы! - радостно воскликнула моя бабушка, утром подойдя к окну.

Этим же утром всесильный диктатор Чекистана  проснулся в кремлевском  бункере. Это было для него совершенно нетипично, так как ночевать в кремле он оставался крайне редко. Московского кремля он боялся и не любил, так как эта треугольная средневековая крепость  казалась ему ловушкой. Здесь казалось, что сами стены служили напоминанием  о нелегких судьбах правителей, многочисленных народных бунтах. Поэтому-то узурпатор и предпочитал останавливаться в своих многочисленных резиденциях. А в этот раз исключение сделал по  причине того, что предыдущим вечером он заигрался в своем казино, и хотя как всегда выиграл крупную сумму у знакомого олигарха, настроение было неважное. Какая-то неясная тревога, предчувствие чего-то нехорошего  томило его.

    Наспех умывшись, привычным движением трясущихся пальцев пригладил клок волос на голове, принял свои таблетки и, оставив  бункер, в лифте, поднялся в кабинет. Никого не хотелось встретить, и даже вид нового молоденького и весьма недурной наружности охранника, навытяжку стоявшего в коридоре, несколько не улучшил настроения. С досадой подумал: - «И зачем только  этот дурак комендант здоровых лосей сюда присылает. Он же знает мои предпочтения. Двадцать раз ему говорил, не выше метр 70! Надо будет построже с ним поговорить. Ладно, нужно собраться, сейчас еще этот идиот Песков опять начнет лезть со своими докладами.... Скорее бы в горы, на дачу подальше бы от всего этого»!

    Вот уже несколько лет подряд диктатор  ездил в свою новую горную резиденцию. Жить в горах ему рекомендовали не только врачи и алкоголик Буш, но и придворные маги,  наперебой утверждавшие, что для омоложения организма в горы любил выезжать сам Адольф Гитлер.

В горы! В горы! Подальше от этого страшного города! - словно осы носились мысли в его возбужденном сознании.

Привычной размашистой походкой вошел в кабинет и стараясь не встретиться взглядом с расплывшемся в традиционно  подобострастной улыбке усатым Песковым, прошел за стол и придав задумчивое выражение своему лицу, повелительным голосом и делано важно спросил.

- Ну, доброе утро,  дорогой. Как обстоят наши дела?

Поспешно приблизившись к столу, и по-кошачьи мягко положив перед ним на стол знакомую черную папочку, Песков вполголоса  сообщил.

- Все хорошо. Никаких неприятных изменений в течение последних нескольких дней не произошло.

- Никто больше яйца к Красной площади не прибивал? - пошутил диктатор.

- Пока нет, - хихикая ответствовал пресс-секретарь.

Недавно произошедший случай, когда раздевшись догола, мужчина уселся на брусчатку и прибил к ней гвоздем собственные гениталии, в последнее время обсуждался в кремле чаще всего. Он вызвал всеобщее удивление и послужил заметному улучшению настроения многих, даже, казалось бы,  напрочь лишенных чувства юмора, чиновников. Даже тех кто, казалось бы, никогда в жизни не улыбался, теперь можно было видеть  постоянно усмехающимися, словно бы они были выпивши.

Не переставая слащаво улыбаться, Песков как бы между прочим сообщил:

- Кстати, осмелюсь доложить, в Москве выпал снег!

- Как снег?  - неприятно поразился диктатор и забыв про необходимость сохранять величественный вид, вскочил, но тут же поправился и уже привычной царственной поступью подошел к бронированному окну. Песков тут же услужливо поднял гардину, и взору правителя предстала заметенная снегом Красная площадь.

- Вот ведь мошенник! - не сдержавшись, вслух буркнул пораженный вождь.

- Простите? - подобострастно наклоняя голову, тревожно вопрошал пресс-секретарь, вероятно решивший, что это ругательство адресовано лично ему.

«Неосторожно я это вслух сказал», подумал вождь и пояснил: - Да есть тут один.

И вспомнил как несколько дней тому назад в разговоре с Нью-Йоркским Раввином о перипетиях погоды, тот на полном серьезе убеждал его, что снега в этом году не будет вовсе.

- Вот ведь трепло! - не сдержавшись, снова зло  буркнул вождь и пытаясь отвлечься, ткнул пальцем в сторону строящегося на площади аттракциона, раздраженно спросил у Пескова:

- Разве такие карусели в Париже?

- Никак нет! – по-солдатски отрапортовал тот,  но уже мягче добавил: -  Но чем-то похожи.

- Ну,  ничего не могут сделать как надо! - с язвительной интонацией в голосе заметил диктатор.

- Здесь ведь у всех руки не из того места растут....

Но не стал лишний раз распространяться на эту тему, так как неожиданно все его внимание  поглотило невиданное зрелище,  а  именно выросший в углу площади гигантских размеров чемодан.

увеличить - курсор на фото

- А это еще что? - с нескрываемым раздражением в голосе спросил он.

- Рекламная акция,- пояснил смущенный Песков,- рекламируют сумки.

С недоумением и подозрительностью посмотрев на пресс-секретаря, диктатор на некоторое время, что говорится, завис. Но потом, осознав, что пауза слишком уж долго затянулась, как никогда медленно прошел к столу и, усевшись в кожаное кресло, закрыл глаза и повелительно приказал:

- Продолжай докладывать.

- С Сочи все хорошо! - услужливо продолжал Песков,  словно заправский карточный шулер, выкладывая на стол  пачки фотографий уже готовых объектов и автодорог. - Строители работают круглосуточно!

Барак Обама  звонил, просил прислать  икры.

- Вышлите контейнер,- равнодушно махнув рукой, приказал  диктатор, - и в олимпийский комитет несколько ящиков не забудь. Да и со стройкой поторопите Ткачева, что они там все возятся. Ко мне принцы и короли скоро приедут.

- Будет исполнено, - прикрывая глаза, вкрадчиво пообещал Песков.

И тут диктатор разом преобразился:

-  Ах да, мне тут про какой-то гадкий фильм, про нашу олимпиаду шепнули. Что за история такая?

 Песков побелел и упавшим голосом ответил:

-  Да ничего особенного.  Ерунда, не стоит и внимания обращать. Сами знаете, завистники...

-  Почему не доложили про этот жалкий пасквиль?

-  Ну, вы же сами просили негативной информации не давать, - чуть не плача оправдывался секретарь. - И смотреть вам эту гадость не нужно, давление еще повысится.

-  Патрушеву передай, что бы выяснили кто режиссер и кто деньги ему дал. Заткнуть всех этих журналюг, что бы не лаяли.

- Будет сделано Владимир Владимирович!- торжественно  отрапортовал Песков.

И выдержав небольшую паузу, вкрадчивым голосом поинтересовался:

-  Кушать прикажите?

Он прекрасно  знал, что по утрам настроение у шефа мягко выражаясь неважное, и лишь только  после завтрака имеет свойство меняться в лучшую сторону.

- Да неси уже ,- несколько  мягче согласился тиран и откинувшись на спинку кресла, сложил руки на животе и обиженно уставился в  прямоугольник двери.

Песков поспешно вышел, и вот как только остался совсем один, В.В.П. неожиданно резко вскочил и стремительно подбежал к окну, вперившись взглядом в гигантский подозрительный чемодан на площади.  Действительно, перед его глазами был вовсе не мираж, а  невероятно большого размера чемоданище как и полагается с ручкой, застежками, но только гигантскими. Что это за...?

И  вот тут ему вдруг вспомнился виденный  на одном из  оппозиционных транспарантов лозунг: «Путлер-Чемодан-Вашингтон». Фотографию этого лозунга  ему принесли с какого-то националистического сборища, кажется с Русского марша.

Хищно схватил трубку с вертушки и когда услышал голос Иванова,  что есть силы заорал:

- Тварь неблагодарная! Я тебя из болота зачем вытащил, чтобы ты мне тут намеки разные делал?

- Володя, что ты? О чем? - пытался оправдываться ошеломленный столь внезапным нападением глава администрации.

- Не коси под барана! - продолжал истерично орать В.В.П., - Что за чемодан такой гнилой на площади! Ты думаешь,  я совсем тупой? Вы мне эти ваши намеки не делайте. Вы бы мне под окнами еще гроб догадались поставить. Я вас тварей всех переживу! Накося-выкуси!

- Владимир Владимирович! - несмело пытался оправдываться Иванов, видимо понявший в чем дело, - Я правда ничего не знал, а деньги через ваших же пошли, наши вообще ничего с этого не имели... Это из Лондона акция заказана.

- Опять из Лондона? - подозрительно  скривив посиневшие губы  переспросил вождь. Вот, ведь... Слушай, давай-ка быстренько мне на стол всю информацию по этому чемодану, кто его и зачем у меня под окнами поставил! Понял?

- Так точно господин Главнокомандующий! -  четко отрапортовал Иванов,  и диктатор, нервно бросив трубку, в бессилии повалился на тахту. Сердце отчаянно колотилось, в ушах звенело.

- Суки! Твари! - в  приливе дикой, яростной злобы поносил он свое окружение. - Ведь стоит только на несколько дней отойти от дел, так они мне чемоданами всякие намеки начинают делать.  Ну ладно, я вам еще покажу, как со мной шутки шутить...

И тут в дверь робко постучали.  - Опять Песков! - подумал вождь, и  трясущейся рукой нащупав лежавший под тахтой тапок, крикнул: - Да!

Дверь приоткрылась, и на пороге появился испуганный пресс-секретарь с подносом в руках.

- Ну входи гнида! - зло зашипел на него вождь, - Я тебе сейчас твои бесстыжие усы-то вырву.

- За что? Владимир Владимирович! - испуганным, словно у ребенка плаксивым голосом вопросил секретарь.

- А ты сука не знаешь за что? - истерично завопил тиран и бросил тапок, но не попал и от того еще больше вышел из себя. 

- Не знаю! - расплакался Песков.

- Все ты знаешь! Кто мне этот чемодан под окна поставил?

- Не знаю я ничего. Зачем вы на меня то кричите? Я вам, я вас...

- Заткнись гнида!- истерично завопил В.В.П.  и вот тут вдруг почувствовал себя плохо...

Увидев побагровевшую рожу шефа  и его закатанные к потолку глаза, Песков сумасшедшим голосом  завопил:  - Врача! Врача! - И в тот же миг в кабинет бешено топая ногами по дубовому паркету, оперативно вбежало с десяток дюжих охранников, а вслед за ними и сам врач. Мгновенно поставив диктатору укол, померил давление и традиционно посоветовав не волноваться, удалился. Охранники же словно встревоженный табун жеребцов,  бесполезно топтались вокруг тахты, совершенно не зная, что им делать лишь только  недоуменно переглядывались друг с дружкой.

Наконец в кабинете появился бледный как смерть Иванов и все поспешили оставить его наедине с вождем. 

- Угробить меня хотите? - приподнимая голову на подушке и укоризненно слабым голосом произнес В.В.П.

- Я ведь вас всех из такого дерьма вытащил! Кем бы ты сейчас  был? Кто твоего Сашку  отмазал? А ведь сидел бы он сейчас...

- Вот умру я, и что с вами со всеми будет? Ведь тюрьма по всем вам дуракам плачет.

- Владимир Владимирович! - с дрожью в голосе прошептал Иванов, - не волнуйтесь только, мы все узнали. Чемодан этот простая рекламная акция Гума... Юбилей у них. ... Ничего особенного.  В прессе сейчас конечно журналисты компанию начали. Многие смеются, но вслух  ничего лишнего не скажут. Они у нас вот все где, - и для пущей убедительности  Иванов нервно потряс в воздухе своим  кулачком.

- Серж! Почувствовали они, что я стареть начал, - сокрушенно пролепетал тиран. - Решили, что  все теперь им можно. Пойми, это заговор против меня, против всех нас. Ты понимаешь? Я, думаешь,  не помню, что на лозунгах писали? Это ведь самый настоящий Троянский конь! Что я Берлу и Джорджу скажу теперь?

Иванов придав своему лицу каменное выражение, едва сдерживал смех. По его надутым щекам и выкатившимся из орбит глазам казалось, что вот-вот он перднет.

Наконец с невероятным усилием справившись с душившим его смехом, слегка наклонив голову, он тихо произнес:

- Мне кажется, что насчет заговора ты немного преувеличиваешь.

- Я преувеличиваю? - удивился вождь. - А не много ли всего сразу-то? Фильм этот про олимпиаду и  тут же чемодан этот прямо под окна подбросили.

- Про  фильм мы только сейчас узнали, - скорбно  признался Иванов.  - Кто за ним стоит, выясняется.

- Раньше надо  было, раньше заткнуть этих всех крикунов, - чуть слышным голосом  посетовал тиран.

- Все возможные меры приняты! - четко отрапортовал Иванов.- Фильм у нас не покажут.

- Чемодан  из под моих окон уберите прочь! - словно умирающий, попросил вождь.

- Это сложно будет сделать, - наморщившись, посетовал глава администрации.

- Чего сложного-то? - снова побагровел диктатор. - Чайку подключите, что бы уголовное дело возбудил.

- Сделаю,- покорно  ответил Иванов.

- Может Гундяя тоже подключить? Он  сумеет общественность напрячь.

- Ну ты что! - с укоризной покачал головой  диктатор, -  Он теперь за каждый свой чих торт с кремом просит. Совсем забурел!

- Давай лучше Зюгу и Жирика напряги,  скажи, чтобы возмутились. Это ведь бесплатно.

- А чем мотивировать-то им?

- Ну, пускай сделают упор на мавзолей,  мол,  не место чемодану напротив мавзолея.

Ну а эти журналюги возразят,  что,  мол,  и катку не место и качелям и горке.

- Да пусть себе говорят, что хотят! Нам главное дело завести и всех этих умников достать. Что хотите, делайте, а чемодан этот уберите....

Не могу здесь больше находиться, плохо мне. Скажи, пусть в Барвиху отвезут меня.

- Будет сделано!

Иванов поспешно вышел, и в кабинет тут же вкатился целый консилиум из врачей.

Уже через каких-то полчаса, внезапно выросший на площади громадный чемодан, был окружен сотрудниками ФСБ в полицейской форме.

И в кабинете диктатора зазвонили вертушки.

- Чемодан арестован! - доложил Бортников.

- Возбудили дело! - доложил Чайка,

- Возмутился! - доложил Зюганов.

А ненароком покусившийся на диктатуру нелепо громадный чемодан,  в  ожидании  своей участи все продолжал возвышаться над главной площадью страны. Он угрожающе стоял прямо  напротив кремля, грузным  немым укором. Словно неведомый богатырь решивший помериться силой  с тоталитаризмом. Но в  отличие от  скандально  прибившего гениталии к брусчатке  десидента, чемодан  вовсе и не подозревал о том какой шум своим появлением произвел он за кремлевскими стенами. Ведь чемодан, как известно,  предмет неодушевленный. Но, даже являясь таковым,  чемодан  казался живым. Вероятно именно поэтому о  его  и  приняли за угрожающий  символ. За символ борьбы с тиранией. 

    Снег неистово кружился в ослепительно ярком  свете прожекторов. Задубевшие сотрудники спецслужб, кутаясь в  юдашкинские куртки, дежурили возле так напугавшего диктатора чемодана. Туристы же торопливо фотографировались на фоне уже обреченного на казнь гиганта.

 Приближался новый 2014 год. Время несбыточных надежд и ожиданий в лучшее завтра.

 

 автор: Чистоков Геннадий <chistokov@yandex.ru>

 

 



  META - Украина. Украинская поисковая
система  

© "Объективная газета"

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

03 декабря 2013 года
vladmaks@meta.ua

VladMaks © 1990 - 2013