Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100


"ОГ"-УРАЛ"
Борис ИХЛОВ,

Главный редактор,
руководитель ОПО
«Рабочий»

ПУШКИН,  ОМАР ХАЙАМ,  ХАФИЗ

И  ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

 

Мы добрых граждан позабавим

И у позорного столпа

Кишкой последнего попа

Последнего царя удавим

                 А. С. Пушкин

Член «Единой России» С. Говорухин в недавней передаче на ТВ рассказывал, как он встречался с Солженицыным. Видимо, с памятью у бывшего режиссера всё хуже, потому он перепутал Льва Николаевича Толстого с Солженицыным и назвал бывшего предателя и лагерного стукача, назначенного диссидентом – глыбой. Еще бы добавил: «Матерый человечище!».

В частности, Говорухин поведал, как он записывал лекции Солженицына. Мол, тот, величайший специалист по тому периоду, начал ему рассказывать, отчего произошла Февральская революция. Что подготавливалась она исподволь, длительное время. Знаете ли вы, говорил Солженицын, что еще в царской России деревенские мальчишки издевались над служителями церкви? Накалят подкову, и в пыль ее. Идет священник, человек хозяйственный. Видит – подкова без дела лежит, он ее хвать, обжигается, а мальчишкам радость. Исподволь готовился отход Руси от церкви, вспомните у Пушкина «Сказку о попе и работнике его Балде». Вон оно как! И всё против России…

 

Что тут ответить. Пушкин – да, он еще и «Гаврилиадой» до кучи бабахнул, и не только по церкви, но и по Библии. И в русских сказках регулярно измываются над попами. Неужто так глубоко проникла измена, неужто еще издревле начали развращать русский народ не свойственным, чуждым ему фольклором??

 

Странно только, что не только в России - в других странах наблюдалась аналогичная картина!

Читаем Омара Хайама:

 

Тот, кто мир преподносит счастливчикам в дар,

Остальным - за ударом наносит удар.

Не горюй, если меньше других веселился.

Будь доволен, что меньше других пострадал.

«Ад и рай - в небесах», - утверждают ханжи.

Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

Ад и рай - не круги во дворце мирозданья,

Ад и рай - это лишь половинки души.

Долго ль будешь, мудрец, у рассудка в плену?

Век наш краток - не больше аршина в длину.

Скоро станешь ты глиняным винным кувшином.

Так что пей, привыкай постепенно к вину!

Пью вино, ибо скоро в могиле сгнию.

Пью вино, потому что не верю вранью

Ни о вечных мучениях в жизни загробной,

Ни о вечном блаженстве на травке в раю.

Если мельницу, баню, роскошный дворец

Получает в подарок дурак и подлец,

А достойный идет в кабалу из-за хлеба -

Мне плевать на твою справедливость, творец!

Отчего всемогущий творец наших тел

Даровать нам бессмертия не захотел?

Если мы совершенны - зачем умираем?

Если несовершенны - то кто бракодел?

Согрешив, ни к чему себя адом стращать,

Стать безгрешным не надо, Хайям, обещать.

Для чего милосердному богу безгрешный?

Грешник нужен всевышнему - чтобы прощать!

О жестокое небо, безжалостный бог!

Ты еще никогда никому не помог.

Если видишь, что сердце обуглено горем, -

Ты немедля еще добавляешь ожог.

Пощади меня, боже, избавь от оков!

Их достойны святые - а я не таков.

Я подлец - если ты не жесток с подлецами.

Я глупец - если жалуешь ты дураков.

Не позор и не грех - в харабат забрести.

Благородство и мудрость у пьяниц в чести.

Медресе - вот рассадник невежд с подлецами!

Я без жалости их повелел бы снести.

Нет ни рая, ни ада, о сердце мое!

Нет из мрака возврата, о сердце мое!

И не надо надеяться, о мое сердце!

И бояться не надо, о сердце мое!

Если труженик, в поте лица своего

Добывающий хлеб, не стяжал ничего -

Почему он ничтожеству кланяться должен

Или даже тому, кто не хуже его?

Лучше впасть в нищету, голодать или красть,

Чем в число блюдолизов презренных попасть.

Лучше кости глодать, чем прельститься сластями

За столом у мерзавцев, имеющих власть.

Если есть у тебя для жилья закуток -

В наше подлое время - и хлеба кусок,

Если ты никому не слуга, не хозяин -

Счастлив ты и воистину духом высок.

Мы с тобою - добыча, а мир - западня.

Вечный ловчий нас травит, к могиле гоня,

Сам во всем виноват, что случается в мире,

А в грехах обвиняет тебя и меня.

Тот, кто следует разуму, - доит быка,

Умник будет в убытке наверняка!

В наше время доходней валять дурака,

Ибо разум сегодня в цене чеснока.

Миром правят насилие, злоба и месть.

Что еще на земле достоверного есть?

Где счастливые люди в озлобленном мире?

Если есть - их по пальцам легко перечесть.

В этом мире на каждом шагу - западня,

Я по собственной воле не прожил и дня.

Без меня в небесах принимают решенья,

А потом бунтарем называют меня!

Если б мне всемогущество было дано -

Я бы небо такое низринул давно

И воздвиг бы другое, разумное небо,

Чтобы только достойных любило оно!

Знайся только с достойными дружбы людьми,

С подлецами не знайся, себя не срами.

Если подлый лекарство нальет тебе - вылей!

Если мудрый подаст тебе яду - прими!

 

(Перевод Германа Плисецкого)

 

Хайам в арабском мире не одинок,

читаем Хафиза:

 

Что святош во власяницах вся гурьба?

Греховодная милей мне голытьба!

 

Или:

Где правоверных путь, где нечестивых путь? О, где же?

Где на один вступить, с другого где свернуть? О, где же?

Как сравниваешь ты дом праведных и дом беспутных?

Где лишь в молитвах суть, где только в лютнях суть? О, где же?

Постыла келья мне, и лицемерье рясы – также.

Где магов храм?* Где мне к вину прильнуть? О, где же?

 

И еще:

Уйди, аскет! Не обольщай меня, аскет!

 Ах, что мне святости твои и твой скелет!

 Пыланье роз, пыланье роз меня пьянит.

 Увы, не вечен аромат и нежный цвет!

 Приди же, милая моя! Свою любовь

 В твои я косы заплету среди бесед.

 Тюльпаном чаша предо мной полна вина:

 Оно как плавленый рубин! Оно – рассвет!

 Прекрасней трезвости, друзья, веселый хмель, –

 О виночерпий, окропи ты наш обед!

 А ты, о суфий, обходи мой грешный дом –

 От воздержанья воздержусь я: дал обет!

 Увы, прошла моя весна... Прошла весна…

 Я это чувствую по тысяче примет.

 Но не в раскаянье спасение для нас.

 Не станет суфием Хафиз на склоне лет.

 

И напоследок:

Свершая утром намаз, я вспомнил своды бровей, –

 И вопль восторга потряс михраб мечети моей…

 

Вот такие мысли у поэта, когда ему положено обращаться к аллаху, ведь чему он в своем стихотворении молодежь учит, похабник

 

Конечно, у религии есть социальные корни. Религия есть отражение в общественном сознании общественной иерархии. Если есть начальник – значит, на небе есть идеальный начальник. Есть и гносеологические корни – наши слабые знания о мире.

Но, видимо, и неприятие народом религии и церкви тоже имеет социальные и гносеологические корни!

Главным же является не борьба  с религией. Точнее, борьба конкретно с религией имеет смысл лишь тогда, когда идет борьба с буржуазией. В Челябинске сняли Юревича. Этот день в первой городской будет национальным праздником! И наши пять копеек в этом есть.

 

Мы добрых граждан позабавим

И у позорного столпа

Кишкой последнего попа

Последнего царя удавим.

                 А. С. Пушкин

 

Материал подготовили:  Елена Куклина (Челябинск), Борис Ихлов (Пермь),

Российское политобъединение «Рабочий», 15.1.2014

 


  META - Украина. Украинская поисковая
система  


© "Объективная газета"

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

vladmaks@meta.ua
15 января 2014 года


VladMaks © 1990 - 2014