Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100





"ОГ"-УРАЛ"
Борис ИХЛОВ,
Главный редактор,
руководитель ОПО
«Рабочий»

ГОСУДАРСТВО КАК ОРУДИЕ ПОДАВЛЕНИЯ

ОДНОГО КЛАССА ДРУГИМ

 

Светлана Битько с мужем в 2005-2006 г. для проживания семьей купили квартиру по адресу: г. Пермь, ул. Снайперов, 3–1. Покупка была оформлена на мужа – Геннадия Битько. До вселения семья произвела перепланировку квартиры: в частности, увеличили площадь кухни за счет одной из комнат, при этом из трехкомнатной квартира стала двухкомнатной с уменьшением жилой площади. Что не нарушало ничьи права, свободы и законодательство, поскольку в соответствии со ст. 35 Конституции России, граждане вправе владеть, пользоваться, распоряжаться своей собственностью, в т.ч. и уменьшать размер жилой площади, увеличивая площадь в других помещениях, изменять конфигурацию помещений с соблюдением действующих норм и правил; и это право охраняется законом.

После перепланировки жилая площадь квартиры уменьшилась. Ранее она составляла 51.2 кв.м., при общей площади 89.7 кв.м. После - жилая площадь в квартире уменьшилась и составляет 34.7 кв.м. при общей площади 94.2 кв.м. Правда, муж Светланы не успел оформить перепланировку юридически.

Одну комнату занимали Светлана с мужем, а другую двое – дочь Ольга 2000 г.р. и сын Александр 2007 г.р.

 

Муж Светланы скоропостижно скончался. Кроме Светланы и двоих детей в наследство  вступили  мать мужа, Битько Нина Антоновна, проживающая отдельно, и его дочь от первого брака Битько Анастасия Геннадьевна, 08.08.1995 г.р., проживающая отдельно со своей бабушкой Кондратьевой А.А.

В соответствии со ст. 1110 и 1112 ГК РФ, при наследовании имущество умершего переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т.е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, в том числе имущественные права и обязанности. Поскольку половина квартиры уже принадлежит Светлане, как пережившему супругу, поэтому объектом наследования в этой части является ½ вышеуказанной двухкомнатной квартиры с общей площадью 94.2 кв.м. и жилой площадью 34.7 кв.м.

Поэтому Битько Н.А. и Битько А.Г. при разделе данной части наследства, квартиры могли рассчитывать каждая исключительно на денежную компенсацию, равную 1/10 стоимости квартиры, т.е. по 3,47 кв. м или в сумме 6,94 кв. м. таким образом, в квартире нет для них жилой комнаты. Самая маленькая – 13,4 кв. м.

Поскольку Светлана и ее дети имеют преимущественное наследственное право на квартиру  (ст. 1168 ГК РФ), раздел которой невозможен, невозможно установить и совместный порядок пользования жилой площадью.

 

В ходе судебного разбирательства осенью 2011 г. Битько Н. А. и Битько А. Г. была предложена компенсация за доли в этой квартире, по 399 700 р. (рыночная цена около 4 млн р.) Битько Н.А. и Битько А.Г. от этого отказались – они желали получить под видом наследства право на владение жилым помещением.

Они предъявили в суд иск, в котором двухкомнатную квартиру с большой кухней-столовой, жилыми комнатами площадью 21.3 и 13.4 кв.м., представили как трехкомнатную квартиру с жилыми комнатами площадью 21.7, 16.0, 13.5 кв.м.

 

Затем они с помощью федеральных судей добились вынесения судебного решения, позволяющего им не оформлять в соответствии с законодательством произведенную до открытия наследства (смерти наследодателя) перепланировку существовавшей ранее квартиры в двухкомнатную.

08.06.2009 г. Битько Н.А. находясь в состоянии алкогольного опьянения устроила в квартире по адресу Снайперов 3-1 скандал со своим сыном Битько Г.А., нанесла ему побои, проявила агрессию, в связи с чем он был вынужден обратиться в УВД по Индустриальному району г. Перми для пресечения её действий. На следующий день он письменно обратился к сотрудникам УВД с заявлением о прекращении проверки в отношении матери. В связи с вышеизложенным, сотрудниками УВД Суворовой О.В., Обориным А.А. и Ахметовым Р.Т. 10.06.2009 г. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Битько Н.А. Из его содержания следует, что она была в квартире и не могла не видеть, что после перепланировки квартира стала двухкомнатной, соответственно лгала в судах, представляя её трехкомнатной. Есть мнодество других свидетельств, что Битько Н. А. и Битько А. Г. были прекрасно осведомлены о перепланировке.        

 

При вынесении решения от  19.10.2011 г. судья Турьева Н.А. уклонилась от предусмотренной законом оценки представленного доказательства, подтверждавшего, что квартира является двухкомнатной, а не трехкомнатной, т.е. укрыла это доказательство, т.е. действовала в интересах Битько Н.А. и Битько А.Г., что подтверждается содержанием судебного решения. Из решения: «Фотографии, отражающие увеличение проема между комнатами, не могут сами по себе свидетельствовать о перепланировке квартиры в двухкомнатную и об уменьшении размера жилой площади».

Увеличением проема судья именует отсутствие стены. С чем и поздравляю.

 

19.10.2011 г. суд вынес решение о вселении Битько Н.А. и Битько А.Г. в спорную квартиру. Это решение было предложено в качестве обоснования для иска с требованием о выселении хозяйки квартиры и ее детей вообще.

Судья Щербакова О.Б. при полном одобрении прокурора Манохиной Ж.В. вынесла решение о выселении. Таким образом, судьей Щербаковой О.Б. по исковому требованию и заключению прокурора Манохиной Ж.В. при вынесении решения от 14.05.2013 г. был произведен подлог, при его помощи и постановили выселить детей Светланы из их комнаты.

Таким образом федеральные судьи района и края, другие должностные лица из прокуратуры, службы судебных приставов, следственного комитета Индустриального района все это время работали и продолжают работать в интересах Битько Н.А. и Битько А.Г. против Светланы Битько и ее детей.

Судьи Пермского краевого суда Высочанская О.Ю., Першина Л.В. и Лядова Л.И. этот обман, подлог, осуществленный как в интересах Битько Н.А. и Битько А.Г., так и, главным образом,  в интересах должностных лиц, принимавших вместе с истцами и их представителями в мошеннических действиях ранее, также укрыли, представив решение суда от 12.03.2013 г. законным и обоснованным.

Судьями принимались заведомо незаконные решения, направленные не только на достижение прямого результата (приобретение права на чужое имущество путем обмана), но и на сокрытие преступных действий – судья Реутских П.С. Вслед за судьями противоправные действия принялись нарушать судебные приставы Индустриального р-на: Кузнецова Ю.А., Карева Т.Н., Дюпина О.В.

Дошло до того, что в отношении Светланы сфабриковали дело об административном правонарушении, наказали штрафом.

 

11.09.2012 г. Светлана обратилась с заявлением о необходимости возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц службы судебных приставов по Индустриальному району г. Перми в следственный отдел СУ СК РФ по Индустриальному району г. Перми. В связи с отсутствием предусмотренной законом реакции, невыдачей талона уведомления о принятии заявления о совершенном преступлении и уточнением сроков рассмотрения поданного 11.09.2012 г. заявления, 18.09.2012 г. Светлана вторично обратилась туда же.

Следственный комитет Индустриального района «примкнул» к армии вышеперечисленных правоохранителей.

08.08.2013 г. Светлана обратилась к начальнику следственного управления СК РФ по Пермскому краю. С тем же успехом. Вот выдержка из обращения представителя Светланы Михаила Вшивкова в приемную представителя президента РФ в Пермском крае, к губернатору края А. И. Бастрыкину и  к руководителю администрации президента РФ С.Б. Иванову:

 

«Дежурный, который встретил на входе в здание и которому было сообщено о цели нашего прихода, попытался препроводить нас к некому лицу в форменном обмундировании, представляя, что именно это лицо и будет осуществлять прием у нас заявления о совершенном преступлении. Указанное должностное лицо сначала попытался представить, что он является именно тем, кто нам нужен, вправе и обязан совершать предусмотренные для этого законом действия, однако на прямой вопрос, повторенный в пятый раз, является ли он следователем, он признал, что никаким следователем он не является.

Я вынужден был снова обратиться к дежурному, обратил внимание, что он ввел нас в заблуждение и вновь предложил: либо провести нас к дежурному следователю, либо пригласить к нам дежурного следователя. Дежурный стал отказываться, заявляя, что руководителем следственного управления заведен порядок, утверждена инструкция, по которой граждан с заявлениями о совершенном преступлении принимают не следователи, а тот, к которому он меня направил из специального отдела по приему граждан. Я сообщил ему, что с законодательством знаком, в том числе с приказами СК РФ по данным вопросам и предложил исполнить свой долг, дать нам возможность подать заявление о совершенном преступлении и соблюсти все формальности. После некоторых препирательств, дежурный предложил пройти в открытую рядом дверь, сообщив, что там тот, кто нам нужен. Мы прошли и нас встретил сотрудник в форме, сообщил, что он является дежурным следователем, но он не вправе что-либо делать в связи с нашим приходом, что он работает только по команде руководителя, по документам, полученным официально, когда на них имеется резолюция начальника, обязывающая его этим документом заниматься и что заявление о совершенном преступлении, с которым пришла моя доверительница и я, для него ничего  не значит, его ничему не обязывает.

На моё недоумение, вопросы, о том, кто тогда в их организации будет исполнять закон, предусматривающий в ходе приема заявления о совершенном преступлении уполномоченным на то законом должностным лицом совершать определенные процедуры (регистрация в специальном журнале с соответствующими реквизитами, выдача талона-уведомления с номером, временем принятия и другое). Этот сотрудник вновь, как и дежурный, стал рассказывать, что та инструкция, которая утверждена и действует у них, также основана на законе, и он не вправе её нарушать. На его вопрос о существе преступления, с заявлением о совершении которого мы обратились, ему было сообщено, что речь идет о мошенничестве с жильем, в котором активными участниками выступили федеральные судьи, после чего, как говориться, «энтузиазма на его лице» стало еще меньше, чем раньше. Тогда я предложил и этому дежурному следователю и дежурному провести нас к тому руководителю организации, который ведет сейчас прием граждан и уполномочен законом принимать заявление о совершенном преступлении, однако они не стали делать и этого.

Возникла тупиковая ситуация, при которой починенные Заббаровой М.Н. отказывались совершать действия предусмотренные законодательством по обеспечению наших прав при подаче заявления о совершенном преступлении, а мы отказывались соглашаться с игнорированием, нарушением наших прав. Мы продолжали настаивать на принятии у нас подготовленного заявления уполномоченным лицом, направлении нас к руководителю и уходить не собирались. Через некоторое время дежурный следователь согласился принять у нас подготовленное заявление о совершенном преступлении, но предупредил, что берет его для того, чтобы передать вместе с другими документами, поступающими от граждан для руководства, не будет его регистрировать как сообщение о преступлении и ставить нам отметку о его регистрации, не будет выдавать  талон-уведомление о принятии заявления о совершенном преступлении и даже наши паспорта его не интересовали. Мы вынуждены были согласиться с этим его предложением, посчитав, что правильнее будет, если в получении заявления распишется дежурный следователь, уполномоченное законом лицо, хотя по указанию Заббаровой М.Н. он и не будет больше ничего делать в соответствии с законодательством, чем по придуманной и распространенной той же Заббаровой М.Н. схеме, расписываться в получении заявления о совершенном преступлении будет такое лицо, которое и законом на соответствующие действия не уполномочено, и делать в соответствии с законодательством ничего не может и не будет.

Дежурный следователь расписался в получении поданного заявления не читая его, проверил лишь по моей просьбе наличие приложений, указал свою фамилию – Лоскутов А.Г. На наши просьбы сообщить, кто и когда примет решение о соответствующей регистрации заявления, когда выдадут талон-уведомление, имеет ли смысл нам подождать у них для разрешения вопросов, ничего вразумительного ответить не смог, после чего мы ушли.

При анализе происшедшего и дополнительном сборе информации стало понятно, что Заббарова Н.Н. организовала в самом СУ СК РФ по Пермскому краю и подчиненных территориальных подразделениях такой порядок приема заявлений о совершенных преступлениях, который направлен именно на то, чтобы не рассматривать поданные заявления в соответствии с законодательством, а фактически укрывать эти заявления от рассмотрения и учета.

В подготовленном и поданном 08.08.2013 г. Лоскутову А.Г. заявлении моей доверительницы, говориться также о необходимости возбуждения уголовного дела в отношении руководителей и сотрудников следственного отдела СК РФ по Пермскому краю в Индустриальном районе г. Перми…

На официальном сайте СУ СК РФ по Пермскому краю в разделе «работа с обращениями граждан» как официальная размешена информация, о том, что они, якобы, используют в работе приказ СК РФ от 03.05.2011 г. № 72, что на самом деле не соответствует действительности, является обманом. Мы убедились в этом сами, поскольку даже дежурному следователю установленный  Заббаровой М.Н. порядок запрещает принимать от граждан сообщения (заявления) о преступлениях

Также на этом сайте указаны и другие не соответствующие действительности сведения, неправдивость которых заключается в сообщении односторонней информации. Это относиться к указанию о применения ст. 90 УПК РФ «Преюдиция». На сайте заявлено, что «не подлежат рассмотрению по существу следственными органами жалобы и иные обращения, в которых заявители просят проверить ранее исследованные судом факты, признать незаконными и необоснованными заключения экспертов, показания участников судопроизводства, дать оценку документам, которым судом уже дана оценка», при этом не указаны, не приведены сведения, что Конституционным Судом РФ в постановлении от 21.12.2011 г. № 30-П

Из положений Постановления следует, что в ходе уголовного судопроизводства, заявления, указанные на сайте, как, якобы, не подлежащие рассмотрению и, соответственно, удовлетворению, в действительности могут быть рассмотрены и удовлетворены, в том числе: в отношении документов, доказательств, что они были фальсифицированы заинтересованными лицами; эксперты давали заведомо незаконные заключения, либо, проявляя преступную халатность, давали необоснованные заключения; ранее исследованные судом факты проверяются при установлении, подтверждении того, что судом вынесено заведомо незаконное судебное решение при исследовании этих фактов с целью совершения других, сопутствующих преступлений, таких, как: мошенничество, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, получение взятки, других (Постановление Конституционного Суда РФ от 18.10.2011 г. № 23-П).

О том, к чему приводит установленная в Пермском крае Заббаровой М.Н. незаконная практика при приеме, регистрации и рассмотрении заявлений граждан о совершенных преступлениях, свидетельствует в том числе апелляционное определение Пермского краевого суда от 25.07.2013 г.  по делу № 22-5115/2013 г., из содержания которого видно, что поданное Старцевым И.Ю. 09.03.2011 г. заявление о совершенных в отношении него преступлениях (похитили квартиру, выделенную государством как офицеру, с использованием судебных процедур) ввиду большого количества участников, в том числе должностных лиц (федеральных судей, судебных приставов-исполнителей и др.), он вынужден был дополнять 11.04.2011 г., 21.06.2012 г., 05.03.2013 г. Судебные органы установили, что по указанным заявлениям никакой проверки следственным органом не проводилось, заявителю фактически отказано в приеме его сообщения о преступлении, регистрации и рассмотрении.

Т.е. третий год подчиненными Заббаровой М.Н. создаются препятствия в раскрытии преступления и наказании виновных. Все эти заявления, а также другие, как мне известно, принимало неуполномоченное должностное лицо (не следователь), они не регистрировались как сообщение о преступлении, по ним не выдавался талон–уведомление, заявитель не предупреждался об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, т.е. они также, как и первое заявление моей доверительницы в следственное подразделение СК РФ по Пермском крае в Индустриальном районе г. Перми в сентябре 2012 г., были укрыты.

Очевидно, что таких фактов с поданными и не рассмотренными сообщениями граждан о преступлениях, как у Старцева И.Ю.,  моей доверительницы, множество, поскольку против граждан в государстве действует незаконная система, установленная вашей подчиненной.

Таким образом, на территории Пермского края внедрена системная практика постоянного неисполнения требований подпункта 2 пункта 4 и подпункта 1 пункта 7 Положения о Следственном комитете Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 14.01.2011 г. № 38 (ред. 21.11.2012 г.)…»

 

Что ж, заявления поданы. Ждем. В четверг, 22 августа, детей Светланы выселяют.

 

Материал подготовил Борис Ихлов, Пермь, 18.8.2013

 

 

 

 

 




  META - Украина. Украинская поисковая
система  

© "Объективная газета"

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

vladmaks@meta.ua
19 августа 2013 года


VladMaks © 1990 - 2013