Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100





"ОГ"-УРАЛ"
Борис ИХЛОВ,
Главный редактор,
руководитель ОПО
«Рабочий»

КРОВНАЯ МЕСТЬ Часть III

Где тюбетейки свой урюк

В такси толкали мимо женщин

С детьми…

Виталий Кальпиди, 1980

 

Мне дали совет – лучше не ввязываться. Лучше отойти. Достанется с обеих сторон. Но я не могу быть в стороне от темы. Потому что моя дочь Анна скончалась в онкоцентре Тель Ха Шомер в Раматгане.

Прости господи, деда ее звали Аркадий, не к месту будь помянут Аркадий Константинов

***

В пермском дерьме черт ногу сломит, другую вывернет.

Сергей Суханов, глава Федерального центра, где оперировали покойную Аню Фаткуллину (внучку преподавателя пермской Академии управления Аркадия Константинова), решил снять Сергея Наумова с должности директора Института сердца, который сам Суханов создавал. И поставить своего нынешнего заместителя по хирургии в федеральном центре Виктора Кашина. Деньги к деньгам.

«Институт сердца перестал оперировать на открытом сердце. 2 июля 2012 года — дата последней операции на открытом сердце с искусственным кровообращением в ИС. Проводить операции дальше было просто некому: 220 из 486 сотрудников института практически одномоментно перешли на работу в ФЦССХ

Врачи выступили в защиту Наумова: «В случае кадровых перестановок в руководстве и изменении курса развития Института сердца, трудовой коллектив намерен покинуть стены нашего учреждения. Просим сохранить целостность ГБУЗ ПК «ПККБ № 2 „Институт сердца“ с его вновь созданным работоспособным коллективом и новыми планами по обеспечению круглосуточной высокотехнологичной кардиологической помощи населению Перми и Пермского края».

«Сергею Суханову нужны бюджет ИС, гарантированный поток больных, в том числе на диагностику, и место для долечивания больных, прооперированных в ФЦССХ, — пояснил URA.Ru один из ведущих кардиохирургов страны».

http://www.ura.ru/content/perm/27-03-2013/articles/1036259323.html

 

Думалось, весь сыр-бор из-за денег – по программе пересадки органов, сердца, почек, между областной клиникой и Сухановым.

Думал, что рвачка идет из-за денег для федерального центра:

После операций на сердце в Перми пациенты попадают в реанимацию на Вятке

Срочная госпитализация потребовалась жителю Афанасьевского района Кировской области после … успешной операции на сердце в Пермском центре сердечно-сосудистой хирургии. И это не единичный случай. Примерно треть из побывавших в Перми афанасьевцев жалуются на послеоперационные осложнения.

Вчера обеспокоенно обратились на сайт:

- Приезжал летом в Афанасьевскую больницу якобы профессор из Перми. Он набирал пациентов-сердечников для  проведения операций на сердце. Несколько человек врачи уговорили,  и им даже выделил район автобус для поездки в Пермь. Их прооперировали, но сейчас проблемы в другом, осложнения у всех. Одного даже в Киров отправили и выкачали из грудины не один литр гноя. Делали все бесплатно. Но ситуация странная. Почему пермский врач напрямую с больницей, а не с облздравотделам работал? В Кирове ждут очереди на такие  операции и они платные. И еще: их всех выписали на третий день после операции, хотя дней 10 минимум должны наблюдаться были…

Вообще-то сотрудничество Кировской области и Пермского края в области «сердца» началось еще в 2011 году. И там, в краевой клинической больнице № 2, лечение прошли уже более сотни кировчан до того, как в феврале 2012 года  на базе ПККБ открыли Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии. Он был построен в рамках национального проекта «Здоровье». Как заявил вятский депздрав,  »в целях повышения доступности высокотехнологичной медицинской помощи гражданам Российской Федерации. Здесь в рамках федеральных квот проводится оперативное лечение жителей Пермского края, Удмуртии и Кировской области».

Но в полную силу Центр заработал лишь 2 июля. И не так, мол, что только осмотреть пациента и отправить его домой. Здесь, оповестил Первый канал, будет так называемый полный цикл: от регистратуры до реабилитационного отделения. Клинико-диагностическая лаборатория, консультативная поликлиника, стационар на 167 коек, операционные, тоже укомплектованные по последнему слову техники. Предполагается, что Город сердца — такое поэтичное название дали этому центру — сможет принимать до 11 тысяч пациентов в год. А сложных операций здесь можно проводить 600-700 в месяц.

В Афанасьево Михаил Суханов, заведующий отделением кардиохирургии Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии, сын руководителя этого самого ФЦ Сергея Суханова, приезжал летом. Он, по словам, местных медиков, «даже из разговора с человеком видит, в какой медпомощи тот нуждается». Он и отбирал лично своих будущих пациентов.

Но на Вятке первый гром грянул уже 1 августа, сразу после неофициального оповещения вятского народа о начале «сердечного» сотрудничества Кирова и Перми: «Гнать метлой! Как раз в этом «институте сердца» 6 мая отцу сделали шунтирование, а 7-го он умер от кровотечения. Притом эти враги уже успели 7-го его перевести из реанимации».

Пермяки же еще в марте задались вопросом: » Не потому ли у пациентов осложнения, что их выписывают на третьи сутки?» Тогда, как сообщает 59.ru, пермские врачи  ответили: «Если ставится кардиостимулятор, и все в порядке, то, конечно, пациент выписывается быстро, нет смысла держать койку для того, кто может и дома пить таблетки. В остальных случаях пациенты лежат столько, сколько нужно».

Сколько нужно… Но почему тогда, как утверждает начальник медицинской части Афанасьевской ЦРБ Светлана Кузёма, из почти 30 прооперированных афанасьевцев, только 20 из них довольны результатом:

- Они годами страдали от повышенного давления, а тут моментально, если говорить простым языком, люди избавились от бляшек в сосудах. А кому и делали операции на сердце. Но к нам, к сожалению, обратились за помощью девять человек с различными осложнениями, а еще одного пришлось срочно везти в Киров. Правда, некоторые из них не выполняли рекомендаций как вести себя после операции. Например, один понес в дом дрова — шов и разошелся. Но он живет один, а печь топить надо… Держать у себя в больнице нет ни возможностей, ни оборудования. А реабилитация должна занимать 21 день.

- Чем же объяснить спешку, что человека выгоняют из больницы после операции на третьи сутки? Нормативами? Или желанием побыстрее освоить те самые федеральные деньги-квоты?

Но это не к афанасьевскому начмеду вопрос. ...

24.09.2012 22:19 | Екатерина Тарловская

 

И еще:

«Охота за пациентами: сезон открыт?

… Из Кировской области вдруг начали  направлять в большом количестве пациентов с ишемической болезнью сердца на коронарографию и\или оперативное лечение в Пермский кардиохирургический центр. Оно бы может быть и неплохо, если бы не проводилось это направление как-то странно.

Почти во все поликлиники города и области было разослано информационное письмо из этого центра, о порядке направления пациентов. Самым интересным в этом письме было то, что оказывается для направления документов пациента в  центр достаточно «выписки из протокола решения Врачебной комиссии медицинского учреждения по месту лечения или наблюдения пациента». При этом не было указано, что во врачебную комиссию должен входить кардиолог.  Наблюдаются большинство пациентов где? Правильно, у участковых врачей по месту жительства. Значит, если участковый врач решил, что больной нуждается в коронарографии, то он без консультации кардиолога спокойно направляет документы зав. отделением поликлиники и далее в департамент здравоохранения Комлевой Наталье Николаевне (ответственная за формирование потоков в Пермский центр), а она в кардиохирургический центр герми, вот и все. Во всем мире только кардиолог может решить вопрос о необходимости коронарографии, а у нас – участковый врач.

Странным мне также показался тот административный ресурс, который был брошен на поликлиники города и области. Из департамента постоянно звонят и просто дают «разнарядку» и сроки каждому учреждению, требуют выполнения плана по направлению пациентов, а тех, кто отказывается, заносят в специальный журнал. Участковые врачи, на которых «давят» административным ресурсом всеми способами экстренно выискивают пациентов с ишемической болезнью сердца и уговаривают их ехать обследоваться в Пермский центр.

Дальше было еще интереснее. Оказывается, по районам области ездят два молодых специалиста из кардиохирургического центра в Перми. Всем учреждениям рекомендовано оказывать им всяческое содействие. Они смотрят за 2-3 дня до 350 пациентов (с их слов) и большому числу из них рекомендуют поездку в Пермский центр.

Невольно закрадывается мысль, что при таком ажиотаже, ряд пациентов будет направлен на инвазивное обследование без показаний.

Давайте разберемся. Коронароангиография – это инвазивный метод диагностики наличия стенозов в коронарных артериях сердца. Выполняется пункция бедренной артерии, через нее проводится катетер по аорте до коронарных артерий, в них вводится контрастное вещество и регистрируется состояние коронарного кровотока. Метод может иметь различные осложнения от  кровотечений до инфаркта, инсульта и смерти пациента. Поэтому на это исследование пациенты направляются по жестким показаниям. Их не так много. Кто же скрупулезно оценивает  адекватность направления, да еще находясь под постоянным административным прессингом?  Как можно решить такой вопрос, осматривая по 100 пациентов в день? Кто будет отвечать, если пациент, которому это вообще было не нужно, получит осложнение? Как это будет квалифицировано? Ведь это «нанесение вреда здоровью пациента по неосторожности (?) или по халатности (?)». Скорее всего «стрелочником» окажется участковый врач.

На фоне этой пермской коронарографической лихорадки очень странно выглядит то, что, почему то нашему кардиохирургическому отделению не закупили вовремя расходников для коронарографии и оно с апреля практически не работает в нормальном режиме. А это немного напоминает саботаж.

Зачем это делается? Очень просто – Пермский кардиохирургический центр за каждого обследованного и\или пролеченного больного получает федеральные деньги. Им наши пациенты очень нужны. А вот почему им так активно помогает наш Департамент здравоохранения, предварительно приостановив работу нашего кардиохирургического отделения – это интересный вопрос!

Поговорив с коллегами и имея искреннее желание разобраться, направила запрос в ДЗ и как депутат городской думы и как врач — кардиолог высшей категории с 30 летним стажем, доктор медицинских наук, профессор, член Правления Российского кардиологического общества  (запрос прилагается). Очень быстро пришел ответ от Е. Д. Утемовой. Его можно свести к одному – не ваше дело.

Таким образом, здоровье наших избирателей не является «вопросом местного значения» и не должно волновать ни депутатов городской думы, ни специалистов кардиологов…».

 

Ну, ясно, если рынок – каждый сам за себя, деньги есть деньги, кто не спрятался – никто не виноват, лучше системы мир не придумал. Правда? Как ныне выражаются те, кого величают «либерастами»?

 

По порядку.

Да, нужны многопрофильные клиники вместо центров. Но в Перми уж планируют многопрофильную клинику. И, как всегда, к делу подходят не комплексно. А кадры откуда брать?  Из задницы?  Расейский новодел брать, у которого точно оттуда руки и растут? Брать будут из устоявшихся больниц. Весь цвет. Коллектив складывался десятилетиями, переводить оттуда в новую клинику – сломать работающую больницу.

Да, за Суханова заступился Лео Бокерия. Кто такой вообще этот Бокерия. Скорее политик, чем врач. Здоровье не зависит от времени года. Вот что ляпнул Бокерия. «Каждый пятый в России должен быть прооперирован на сердце».  Это тоже Бокерия.

Теперь о статистике, которая у Суханова лучше, чем в центре Бокерия. Читаем:

Почему у кардиологов возникают вопросы к Пермскому кардиохирургическому центру?

Если мы обратимся к реальной практике работы кардиохирургической службы Москвы, то увидим, что больным ишемической болезнью сердца выполняют 2 основных вмешательства: шунтирование коронарных артерий и ангиопластика со стентированием или без него коронарных артерий.

Даже не хочу самостоятельно комментировать эту тему. Обратимся к коллегам г. Москвы.

Цитата: «О том, какие из существующих методов сегодня являются наиболее эффективными, мы спросили у ведущих российских кардиологов – заведующей кардиологическим отделением Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева РАМН профессора Елены ГОЛУХОВОЙ и заместителя директора Научно-практического центра интервенционной кардиоангиологии, к.м.н. Ирины ЧЕРНЫШЕВОЙ.

До появления и развития эндоваскулярных (внутрисосудистых) методов лечения операция коронарного шунтирования (создание шунта в обход суженного участка кровеносного сосуда) была единственным хирургическим методом лечения ИБС. Сегодня благодаря широкому внедрению методов ангиопластики многим больным удается избежать хирургического вмешательства и процент пациентов, подлежащих коронарному шунтированию, снизился. Термин «ангиопластика» включает в себя понятия баллонной ангиопластики и стентирования.

Многое в определении метода восстановления сосуда зависит от характера его сужения. Так что метод лечения определяется индивидуально для каждого пациента. Например, за прошлый год в Москве проведено до 10000 процедур стентирования и баллонной ангиопластики и более 3500 операций коронарного шунтирования». Конец цитаты.

Обратите внимание на соотношение числа процедур малоинвазивных (стентирование и шунтирование) с инвазивными процедурами (шунтирование). Примерно 3:1.

То, есть малоинвазивных вмешательств, не требующих большого наркоза, остановки сердца, распила грудины и т.д. выполняется примерно в 3 раза больше, чем шунтирований. Теперь обратимся к отчету о работе  Пермского филиала НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН,2011 г.

http://www.heartperm.ru/upload/reports/2011.ppt

Что мы видим? Всего за 2011г. выполнено 2414 вмешательств при ишемической болезни сердца. Из них 2334 – коронарное шунтирование с остановкой сердца! И всего 80 – стентирование. Очень странно. То есть инвазивные вмешательства выполняются в 30 раз чаще, чем малоинвазивные (!).

Что это: контингент пациентов с ИБС в Пермском крае другой, чем, например, в Москве или другом городе в цивилизованной стране? Или отдается предпочтение операциям, за которые кардиоцентр получает больше денег? Мы не знаем, но вопросы остаются.

Кстати, больничная летальность при оперативном лечении ИБС в Пермском центре в 2011г. возросла с 2,7% (2010г) до 3,4% (2011г). Причем для операций коронарного шунтирования на остановленном сердце она возрасла с 3,7% до 4,7% (2011г).

И еще, не могу не поделиться: оказывается, аналогичные кировскому скандалы с кардиохирургической службой происходят в других регионах РФ. Например, Челябинская область, где тоже пытаются уничтожить кардиохирургическое отделение в ОКБ в угоду федеральному центру.

25.09.2012 10:40 | Александр Варанкин

Это еще штатные цифры, по жизни всё круче. Знаете, как в Перми люди информированные называют федеральный центр Суханова? «Конвейер смерти».

 

Перейдем к Константинову. В ПГУ на истфаке его дразнили «скифская чаша». Ну, здравствуй, здравствуй, скифская чаша! Были раскопки в области, Аркадий вечно любит везде рыться. В куче мусора нашел не то чайник, не то самовар 19-го века. Когда он его извлекал, он и в мыслях еще не держал, что человек пострадает. Взял, подбросил в раскопки. Руководитель восхитился, да поторопился. Опубликовал статью про обнаруженную в раскопках около Перми скифскую чашу. Новое слово в истории мира. Аркадий возьми да его публично разоблачи. У каждого ученого бывают ошибки, какой ученый без ошибки. Но преподавателю с защитой обрезали, в общем, Аркадий сломал преподавателю судьбу.

Жалко, конечно, деда Аркадия, но Аркадий с Сухановым нашли друг друга. Не было бы Аркадия, Суханову стоило бы его придумать. Константинов делает всё, чтобы Суханову было чем защищаться.

Знать бы Константинову - ФСБ занималась Сухановым. ФСБ интересовали клапаны. Пересадка органов. Перевозить нельзя, в Израиль можно. Сверх того отработка методик. Фашизм. Израильским врачам мальчики кровавые по ночам не снятся? Как-то дело было замято – Израиль все-таки.

Всё скрытое рано или поздно становится явным – вот разогнали пермское УСБ…

И тут повалило: и кудымкарское дело – ребенок погиб, сын Суханова не захотел принять. И внутри центра отношения дрянь. Тот псих анестезиолог, который бил прооперированного – явно под кайфом, либо пьян в зюзю, либо транквилизаторы. Кто такого жлоба держал? Суханов. Это почти запрет на профессию. Для Суханова. Но партия власти защитит!

Все в Перми, кто в теме, давно знают – кончится всё плохо, независимо от того, что творит Константинов. Гнойный нарыв расейский блызнет.

Суханов будет защищаться, защищаться жестко. Пока он только приплачивает телевидению, чтобы его показали в благостном свете. Разборы устроит уголовный авторитет Плотник, он Суханову деньги давал на институт сердца, он всех своих почитателей кинул, ушел в «Единую Россию».

 

Пермь. Сын ударил отца по лицу, избил. Отца увели в больницу, где он и умер. Сын завладел квартирой. Брат позарился на дачный земельный участок брата, дрался с ним, суды идут по сей день. Дружки дочери забили до смерти отца – из-за денег, из-за квартиры. Дочь выселяет мать из квартиры.

Сегодня предвечернею порою я вижу, как в тумане журавли летят своим определенным строем, как по полям людьми они брели. Не потому ли с кликом журавлиным от века речь аварская сходна. Мне кажется порою, что джигиты, с кровавых не пришедшие полей, не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в белых журавлей. Сегодня аварская торговая мразь машет кастетами на рынках.

Партия воров и бандитов, с кабаньими харями




  META - Украина. Украинская поисковая
система  

© "Объективная газета"

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

vladmaks@meta.ua
30 июля 2013 года


VladMaks © 1990 - 2013