Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100

Которые тут временные...
МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ      "За права человека"



"ОГ"-УРАЛ"
Борис ИХЛОВ,
Главный редактор,
руководитель ОПО
«Рабочий»

МЕХАНИЧЕСКИЙ ИНТЕЛЛЕКТ

Почему еще вчера я с удовольствием где можно и где нельзя вставлял предсказания Стругацких из «Хищные вещи века» (напр., синтетическая музыка) или из «Второе нашествие марсиан» (оппозиция существует на деньги властей), а сегодня у меня рука не поднимется помянуть фантастов в положительном ключе.

Наверно, по той же причине, что поклонники Кнута Гамсуна, когда тот стал коллаборационистом, подходили к ограде его дома и бросали за ограду его книги. Нет-нет, я вовсе не сравниваю – разумеется, Гамсун – мастер, а Стругацкие - всего лишь фантасты. «Всего лишь» - т.е. того уровня фантасты, когда литературное мастерство частично восполняется за счет формы.

Всё-таки еще одно сравнение с литературой. Все помнят переписку Виктора Астафьева с Натаном Эйдельманом. Эйдельман в письмах изрядно отделал антисемита Астафьева, однако поступил некорректно – он их опубликовал в самиздате. В те годы диссиденты ненавидели Астафьева. Когда же Астафьев стал принижать героизм советского народа в Отечественной войне, диссиденты мигом забыли об антисемитизме писателя, будто разом у всех память поотшибало, и возлюбили. Активистка пермского «Мемориала» Танечка Курсина откопала близ Перми какую-то завалящую дачку Астафьева, и это было предлогом, чтобы в кончину писателя она рванула на похороны в мороз, в Сибирь…

Не будем вспоминать явный примитив – первую книжку «Страна багровых туч». Или откровенный вестерн типа «Аэлиты» - «Обитаемый остров». Кстати, в «Острове» - критика буржуазной системы… Как и в «Хищные вещи века»… «Обитаемый остров» примитивен своей схемой: человека из будущего со всеми его аксессуарами, в том числе военными, помещают в инопланетное общество, находящееся на более низком уровне развития… Так дети мечтают: «Вот бы на «Акуле» или «Аллигаторе» расчехвостить войска Чингисхана…» То же относится к нежно любимому нашей сладенькой, бесплодной, бессильной интеллигенцией Румате Касторскому.

О… понятно, понятно, как льстят умам ущербным тексты Стругацких – ведь они по прочтению чувствуют себя интеллектуалами!

 

Философия? Да… есть у Стругацких некие попытки… Даже не философия, а… Ну, к чему отнести «Смысл жизни – в познании мира…». Т.е. миллиарды людей, которые не научные сотрудники – живут бессмысленно, осмысленной же во вселенском плане называется только жизнь интеллигенции… Зачем мучиться, искать смысл жизни – всё уже заранее изложили Стругацкие в своей формуле.

Как-то в пермском госуниверситете выступал Кайдановский, мастер, выдающийся актер. Одна студентка попросила его оценить творчество Михаила Боярского. «Понимаете, - мягко попытался объяснить Кайдановский, - Боярский играет и поет для семиклассниц…». Это я о примитиве Стругацких.

 

И еще об интеллектуальном уровне иных фантастов.

Будто бы в продолжение темы одного из семинаров под руководством профессора В. Ф. Панова в Перми, где обсуждали «нового типа» человека с микрочипами в мозгах, новой цивилизации высшего ранга и тому подобного, российские журналисты с печалью комментировали проигрыш чемпиона мира по шахматам Крамника немецкому компьютеру. Мол, человечеству – крышка, железный конь идет на смену вялым, слабовольным, нежизнеспособным хомо сапиенс.

Вспоминается анекдот. Шерлок Холмс и доктор Ватсон решили путешествовать на воздушном шаре. Приземлились на неизведанной земле. Видят – на пеньке сидит мужик, трубку курит. «Где мы?» – спросили Холмс и Ватсон. – Ничего не ответил мужик. Трубку курил. Внезапный порыв ветра – и шар, взмыв высоко, полетел от неизведанной земли. Тогда мужик крикнул: «Вы на воздушном шаре!» «Как Вы думаете, Ватсон, - спросил Холмс, - кем работает этот джентльмен? – Не знаю! – Элементарно, Ватсон. Это программист. – Почему?? – Во-первых, очень долго думает. Во-вторых, выдает абсолютно точный ответ. В-третьих, когда он его выдает, этот ответ уже никому не нужен».

В связи с этим хотелось бы немного порассуждать.

Эпиграф 1. Собрались знатоки анекдотов. Первый рассказывает: «Анекдот №5764!» Остальные: «Ха-ха-ха!» Второй: «Анекдот №8887!» Остальные: «Ха-ха-ха!» Третий: «Анекдот №2349!» Ему: «Ну, как можно при дамах…».

Эпиграф 2: «Совершенно очевидно, единственное, чего не может машина – так это думать». Лев Ландау.

Эпиграф 3: в России три напасти: дураки, дороги и всё остальное.

Эпиграф 4: в газете «Аргументы и факты» как-то напечатано высказывание киндер-сюрприза: «Если бы выборы проходили в интернете, я бы явно стал президентом». Комментарий «АиФ»: «Кириенко президент. Game is over».

 

Чудно было несколько лет назад слышать от журналистов, что, мол, такой выдающийся интеллектуал всех времен и народов, как последний Стругацкий, «странно посмотрел», когда комментировал победу компьютера над Каспаровым. Будто речь шла чуть ли не об ограниченности человеческого интеллекта, да еще с намеком на что-то там космическое. Да еще на грядущие кибер-войны с тайнами, подвохами, внедренными в наше общество утюгами с искусственным интеллектом и разумеющимся апокалипсисом.

 

Я не знаю, насколько умной была женщина из Индии, которая за 3 секунды извлекала корень 77-й степени из числа. Известно только, что такие номенклатурщики, как Бурбулис и Травкин, люди довольно ограниченные и демагогичные, легко переиграли шахматного гения Каспарова, когда речь зашла о руководстве в Демократической партии России (ДПР). Тогда Каспаров заявил: «Партия проиграна». Он еще не знал, что нужно организовывать не партии, а ЗАО по организации протестов.

Но хотелось бы обратить внимание на простые вещи.

 

1. Для любого грамотного очевидно, что шахматы – задача, имеющая границы. Граничные условия. Восемь на восемь. Т.е. количество ПАРТИЙ очевидно ограниченно. Следовательно, явно должен появиться компьютер, не «размышляющий», как это уверяют создатели машины, воевавшей с Крамником, но попросту выбирающей одну из выигрывающих партий.

У нас в ПГУ была смешная программа ЭВМ для розыгрыша школьников, крестики-нолики. Это для непосвященных – ключ к пониманию, ограниченное поле три на три – всегда ничья при правильной игре, количество партий ограниченно. Но попробуйте заставить машину играть в те же крестики-нолики по пять в линию на бесконечном поле. Любой программист откажется составлять программу, поскольку для уравнения нет граничных условий. Конечно, можно ввести эффективную границу, но ведь она сама зависит от ходов. Можно ввести отдаленную границу, с итерационным ее увеличением. Но каждый раз, для каждого шага, нужно знать, насколько отодвинуть границу при подходе к ней, это опять же новая задача. Следовательно, нет и решения, точнее, решений бесконечно много. Поэтому НИКАКОЙ  компьютер не в состоянии играть на бесконечном поле (если, конечно, не решать иную задачу для какой-нибудь эрзац-игры). Однако человек без всякого затруднения играет в крестики-нолики по пять в линию.

 

2. В связи с этим хотелось бы напомнить, что игра – это вовсе не карты (ограниченное количество вариантов), не нарды с ограниченным полем и пр. Это и не «стрелялки» или «войны», хотя там число вариантов кажется бесконечным – оно ограничено памятью машины и мозгами программиста.

А именно. Прародители шахмат, чатурранга, чатурраджа, возникли как схема построения и действий войск в те времена. За столетия они приобрели современную форму, но сохранили логику древних сражений.

В соответствии с вышесказанным, стоит напомнить, что в древние времена умение игры в шахматы было привилегией общественной элиты, высшей касты, вовсе не обладающей способностями, как во все времена, но владевшей тайным знанием. То же самое – карате, гипноз и т.п.

А в еще более древние времена тайное знание-умение, скажем, лепить горшки или плавить металл ставило умельцев на должность президента племени.

Со временем система древних войн стала бесполезной. И вот тут-то, по истечению срока хранения, и появляются шахматные гении – не только из высшего сословия, но также из низших. Т.е. эти люди из низов, обладающие элитным знанием, стали неопасными для руководства. Наоборот, полезными…

 

3. В связи с этим необходимо понять, что современные войны продуцируют совсем иные игры, с иным полем, иной стратегией. Уверяю, если бы дело решал компьютер, давным-давно бы Game was over. Но это не значит, что подобных разработок нет. Напротив, после распада СССР они ведутся в США с удвоенной энергией.

А для рядовых граждан предоставлены примитивные «стрелялки», бои без правил, йога, тестовая система и т.п. Недаром, ох, недаром анархист Бакунин утверждал: «Буржуазии для сохранения своего господства достаточно единственной привилегии – образования

Каждая война, каждая революция, любое значимое социальное потрясение несут в себе угрозу для победителей, возникающих общественных элит тем, что резко и бесконтрольно расширяют круг посвященных в «тайное» знание.

 

4. Но вот какое чудное наблюдение. В нашей лаборатории радиоспектроскопии ЕНИ ПГУ шахматные сражения были отдыхом от интеллектуальной деятельности. И шеф нас страшно гонял, если заставал за игрой. Как только человек вступает в производственные отношения (имею в виду моих знакомых), они утрачивают интерес к шахматам как к чему-то важному. Вовсе не потому, что ощущают неспособность стать чемпионами, это клише для резунов-суворовых и хакамад. Просто производственные отношения для них – многообразнее, интереснее. Как для рабочих производственные отношения – многообразнее, сложнее всевозможных партийных программ.

 

5. Стоит взять… ну, Ильенкова, что ли, если кто Маркса боится. Если годы, десятилетия сжать в секунды, то ежесекундно труд конкретный переходит в абстрактный, труд творческий – в монотонный, однообразный. Скажем, ранее считавшееся творческим решение дифференциальных уравнений в аналитических функциях сегодня подменяется компьютером.

И наоборот, труд абстрактный (чего не понимал Библер, скажем) становится конкретным. Например, чего стоят шахматные программы Ботвинника, имеется в виду НОВОЕ применение старых стратегий.

Противоречие между абстрактным конкретным трудом выражается в общественном разделении труда, ведущем к классовому обществу и к противоречию между трудом и капиталом. Это основное общественное противоречие, а вовсе не примитивная мальтусовская ограниченность ресурсов.

*     *     *

К чему это я. Причем тут вообще тайное знание. А вот причем. Духовность для напудренных семиклассниц, духовная инфантильность, инфантильность в марксизме – неизбежно ведут к унылому бездарному либерализму.

Во-вторых, в результате либеральных реформ мы уже не догадываемся о чем-то тайном, как это было во времена КПСС, а знаем всю подноготную уж точно. После этого уверять население в том, что есть в природе благородные доны из состава буржуазии, которые борются за свободу, одновременно сочувствуя тем, кого они предварительно ограбили – это уже не инфантилизм. Это уже грязный обман трудящихся.

 

Итак, что же рисовали «до того» братья Стругацкие в «Стажеры» или в «Полдень. XXII век. Возвращение»? Вполне заурядно – моральный облик строителя коммунизма. Ах, как там цветет коллективное коммунистическое против индивидуального буржуазного… Великая русская и советская литература сделала это гораздо богаче и не навязывая.

Клеймили Стругацкие капитализм? Клеймили, еще как, под команду «равняйсь», и под козырек брали. Правда, из кустов волка сволочью называли, пришептывали что-то о  сталинизме, чего цензура не заметила. Еще цензура не заметила, как братья всунули в какой-то книжке некую планету, мда, далекую, которая самоизолировалась от прочих космических цивилизаций. И в результате – застой и деградация!

Все узнали: это примитивное попперовское определение СССР как закрытого общества. Примитивный Поппер, когда формулировал свое определение, забыл сообщить, что США ограничивали въезд в страну евреев: «У нас достаточно коммерсантов!» Ограничивают въезд Штаты и сегодня, так жестко ограничивают, что невозможно прорваться сквозь кордон посольства…

 

Потом случилась перестройка. И Стругацким не о чем стало писать. Они ничего больше не могли сообщить миру. Массовые увольнения, вымирание населения в результате свободы и демократии, бомбардировки Белграда, Багдада после распада империи – не тема их бестселлеров. Исчез уютный интеллигентский мирок, его сменила катастрофа. Пермский классический университет пошел на демонстрацию под лозунгом «Не губите интелект нации!» Да-да, с одной буквой «л».

Но перестроились. Подобно социалистическим профессорам, которые, как Гаврюша Попов, ранее яростно защищали социализм, чтобы потом опрокинуть горшок со своим дерьмом ему на голову. И вот что получилось в результате, цитирую либеральный сайт «Эхо Москвы»:

«Переписка Бориса Стругацкого и Михаила Ходорковского, которую «Новой» с согласия авторов писем опубликовать их в нашей газете передал адвокат Юрий Шмидт, — культурное событие несомненной значимости.

Это диалог одного из самых известных в мире писателей-гуманистов и главного политзаключенного современной России. Который, что символично, родился в июне 1963-го, когда была написана самая знаменитая повесть Стругацких «Трудно быть богом».

Если кто не в курсе: Стругацкие самые-самые известные в мире писатели-гуманисты, Толстой, Хэмингуэй, Экзюпери, Ремарк, Шолохов, Фолкнер отдыхают. Ходорковский – это Юлиус Фучик нового времени!

Справка: Ходорковский – бывший комсомольский вожак, горком ВЛКСМ. И не просто горком, а московский горком. ВЛКСМ – верный помощник КПСС. За год Ходорковский умудрился «заработать» 8 млрд. долл., тут уж отдыхает Билл Гейтс. Уворовал Ходорковский эти деньги в том числе у пенсионеров. Благодаря деятельности таких выдающихся гуманистов, как миллиардер Ходорковский, смертность в России превысила рождаемость и превышает по сей день.

Теперь читаем собственно диалог.

 

«Я сам, без ложной скромности, могу неплохо прогнозировать в своей области на 5 и даже 10 лет вперед».

Это Ходорковский о себе, любимом – еще одна Кассандра, увы, она тоже не смогла предсказать, что ее прикончат. А вот ответ нашего светильника разума:

 

«Я пессимист, это верно. Но Вы — безусловный и неукротимый оптимист. Вы уверены, что власти предержащие управляются своим ratio, что они размышляют, что они следуют логике. Безусловно, они логичны, но — по-своему. Их логика опирается на совершенно другую, не знакомую нам с Вами парадигму. Они, разумеется, знают словосочетания «благо народа», «процветание страны», они сами охотно эти словосочетания употребляют, но вкладывают в них свой, особенный, сугубо личный смысл.

Они совершенно точно знают, что благо народа — это прежде всего ИХ личное благо, а их благо — это жесткая всеконтролирующая власть. Помимо этой власти и без этой власти народ пропадет, превратится в стадо неуправляемых и в конечном счете несчастных животных. Будет смута, а ничего хуже смуты они представить себе не в состоянии.

«Процветание» же «страны» есть прежде всего мощная ее милитаризация («у России всего два союзника — армия и флот», и доблестные органы, добавляем мы сегодня), ибо вне милитаризации мы ничто и звать никак, нас любая Грузия скушает, не говоря уж об Америке («скушать» — любимый глагол т. Сталина, когда речь шла о внешней политике).

Упадет уровень жизни — не страшно, зато власть тверда и управляемость неукоснительна. Социальные волнения — не страшно, есть ОМОН и спецназ, голодный до наведения порядка. И есть безотказные СМИ, всегда готовые объяснить, демонстрации преступным заговором мафиозных структур, или происками отбросов нашей суверенной демократии, или даже бессовестной агрессией мировой закулисы, которая спит и видит.

Ничего нет и не может быть в стране страшного, если вертикаль власти нерушима и рейтинги главных лиц высоки.

Кто сказал, что «для аскетов поддержание высокого технологического уровня есть сегодня важнейшее условие удержания их власти в России»? Ничего подобного. Таким важнейшим условием является укрепление, укрепление и снова укрепление властной вертикали (армия, флот, органы, СМИ).

Кто сказал, что «тоталитаризм в большой европейской стране XXI века делает жизнь сильно некомфортной и, более того, бесперспективной даже на весьма коротком историческом отрезке времени»? Это, может быть, верно для простого обывателя и для обывателя интеллигентствующего, но комфорту носителя власти тоталитаризм отнюдь не помеха (если он не переходит разумные границы, превращаясь в Большой террор).

Есть единственная возможность прекратить этот «пир духа» — раскол внутри элиты, шизофрения власти. Должен появиться новый Горбачев (а может быть, сразу — Ельцин), человек в авторитете, которому не нравится управлять холопами, которому одной только Власти мало — ему нужна будет вдобавок еще и Слава. Откуда берутся такие, бог весть, но они регулярно (хотя и редко) в России появляются. Не знаю, способствует ли появлению такой кометы экономический кризис, но и исключать подобное не могу. Так что — ждем-с.

Как видите, некий оптимизм («со слезами на глазах») свойственен и мне».

 

Слава… Что ж… славу Горбачев и Ельцин заслужили. Славу Герострата. Видимо, Стругацкому всё равно, что думают о Ельцине и Горбачеве рабочие, выброшенные в ходе реформ на улицу такими, как Ходорковский. Но на какой планете жил во время переписки Боря Стругацкий? На Луне? Или он не ведал о развале ВПК, об окончательном отставании России по числу спутников от США, наконец, о непотопляемом Сердюкове?? Ведь этот министр нанес такой урон армии, то бишь «милитаризации», какой бы и сотня диверсантов не смогла.

И далее – нелепый столичный миф о страшной вертикали власти. Какая вертикаль – налоги не могут собрать, потому и шкала налогообложения плоская. Путин сам честно признался, почему плоская… И, разумеется, «тоталитаризм», как без него, без него столичная демократическая общественность останется без зарплаты. А для рабочих – вакханалия цен (либерализация цен!), злостное нарушение закона об индексации зарплаты.

Кто сказал, что наши руководители – аскеты? Откуда он выкопал, что высокие рейтинги руководителей – гибель, откуда он выкопал, что у НАШИХ руководителей – высокие рейтинги!?

Далее - примитивная тема раскола внутри элиты. Мол, ребята, наша надежда на тех, кто грабит, но других, которым руководящие кресла еще не достались.

 

«Всякий авторитаризм, всякое огосударствление социальной жизни — это обязательно торможение, застой, прекращение прогресса, привычная милитаризация и даже — война (как минимум «холодная»). Это — неизбежное отставание от стран со свободной экономикой, унылое превращение в Верхнюю Вольту с ядерными ракетами. Это «перемежающийся дефицит», это предприятия, не способные стоять на своих ногах, и — конечно же! — это ничем не ограниченное могущество всепроникающей, вездесущей, бесконтрольной бюрократии, как песок заполняющей все сочленения государственного механизма... Такое государство прежде всего неконкурентоспособно. И оно вынуждено будет что-то делать с собой — какую-нибудь перестройку организовывать, смену элит производить, выруливать на торную дорогу цивилизации

 

Торная дорога цивилизации – это, разумеется, разбомбленные детские сады в Белграде, это зверское убийство Каддафи. Это иракский араб на веревочке, которую держит цивилизованная американка. Это потоки героина из Афгана в Россию, контролируемые США, это Сонгми, это города Северной Кореи, сожженные напалмом, это янки, бьющий сапогом в живот пленному вьетнамцу, это Майкл Джексон, это Гарри Поттер, это Микки Маус! Это резиновые церкви, резиновые бабы, презервативы с пупырышками и прокладки с крылышками!

«Государство – неэффективный собственникЭту чушь повторяют, как присягу, все российские президенты, обеспечивая зарубежным компаниям с их тухлой свининой, резиновыми ножками Буша, пластилиновыми «Марсом» и «Сниккерсом».

Видимо, светильник разума не в курсе, о чем писал экономист Преображенский, не в курсе, что и зачем делали – ДЛЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭКОНОМИКИ – Бисмарк, Гитлер, Перон, Кастро. Огосударствление делали! Госмонополию на внешнюю торговлю делали. Государство – не эффективный собственник только тогда, когда оно в руках ходорковских с абрамовичами и потаниными. Чтобы баранам было понятно: огосударствление – это снижение издержек производства. Это тенденция капитала к централизации. Понятно, бараны?

Что до дефицита… Этот пунктик тоже включен в программу примитивных желтых журнальчиков типа «Посев»… Сегодня в стране невозможно купить обычный ситцевый носовой платок. Или мясо без воды. Или настоящий хлеб… А вот предприятий, которые в принципе не могут самостоятельно стоять на ногах, у нас в стране свободной демократии – пруд пруди, разве за исключением сырьевых.

И этот набор дебильных пропагандистских щтампиков про «неэффективность» и т.п. городит тот, кого сдают за интеллектуала!

 

«У нас нет в запасе другого человечества — только такое: готовое, если понадобится, умереть за своего ребенка, да что там за ребенка — за сорокачасовую рабочую неделю готовое умереть, — но решительно не способное палец о палец ударить ради «дальнего своего».

 

Нет, голубчик, ходорковские довели страну до такого состояния, что населению плевать не только на 40-часовую рабочую неделю, но и на ближнего своего. Ах, да, Боря Стругацкий последние десятилетия жил на Луне.

 

«Властвуют нами все-таки — аскеты или гедонисты? Подвластен им все-таки — народ или коллектив? Однажды эти вопросы уже решала Россия — в самом конце 20-х. Тогда победили аскеты — носители чистой беспримесной ледяной власти с нечеловеческим лицом. Они и сегодня — не сильнее, может быть, но свирепее, напористее, и надежда только на то, что времена все-таки другие и пресловутый лозунг «Обогащайтесь!» незримо, но почти осязаемо реет над политическими ристалищами».

 

Я еще не сообщил одно знаковое место из переписки: примитив Мальтуса по поводу ограниченности ресурсов на Земле. Мол, экспроприация воров – бесполезна. Видимо, Боря Стругацкий настолько слеп, что не понимает разницы между ленинизмом и сталинизмом, которую соображает даже Кургинян. Но вот что говорили действительные, а не выдуманные либералами светильники разума о «нечеловеческих» лицах:

Махатма Ганди: «Идеал, которому посвятили себя такие титаны духа, как Ленин, не может быть бесплодным. Благородный пример его самоотверженности, который будет прославлен в веках, сделает этот идеал еще более возвышенным и прекрасным».

Альберт Эйнштейн: «Я уважаю в Ленине человека, который с полным самоотвержением отдал все свои силы осуществлению социальной справедливости... Люди, подобные ему, являются хранителями и обновителями совести человечества».

Бертран Рассел: «... Наш век войдет в историю веком Ленина и Эйнштейна, которым удалось завершить огромную работу синтеза, одному - в области мысли, другому - в действии. Ленин казался мировой буржуазии разрушителем, но не разрушение сделало его известным. Разрушить могли бы и другие, но я сомневаюсь, нашелся ли бы хотя еще один человек, который смог бы построить так хорошо заново. У него был стройный творческий ум. Он был философом, творцом системы в области практики... Государственные деятели масштаба Ленина появляются в мире не больше, чем раз в столетие, и вряд ли многие из нас доживут до того, чтобы видеть равного ему...».

Борис Ихлов



  META - Украина. Украинская поисковая
система    
© "Объективная газета"

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

vladmaks@meta.ua
17 декабря 2012 года


VladMaks © 1990 - 2012