Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100

М. Каганович, председатель донецкого землячества в Израиле

Микаэль КАГАНОВИЧ,
главный редактор корпункта
"ОГ"-ИЕРУСАЛИМ"

Русский язык в эпоху «Булгарии»

Поговорим о русском языке. О том русском языке, на котором высказывались руководители государства российского, представители власти, многочисленные чиновники и корреспонденты в дни событий, связанных с трагедией теплохода «Булгария».

Часть первая

Мы не будем вести речь о сути события, мы поговорим только о языке, которым оно освещалось, и вы поймете – сегодняшний русский язык – это тоже своего рода национальная трагедия.

Вы увидите, что на своем родном русском языке говорить мы не умеем.

Мы говорим по-русски, не то что неправильно, не логично, но даже и антилогично! Мы говорим непонятно, высказываемся глупо! Мы невольно, незаметно для самих себя, выступаем как бы диверсантами языка, все время портя его изнутри. Мы делаем все, чтобы слушающие нашу речь нас не понимали. И чем дальше, тем хуже обстоят дела с языком. При этом, мы лицемерно заявляем, что русский язык – наше главное национальное достояние.

Мы устраиваем праздники русской словесности, мы объявляем год русского языка. Создан даже целый специальный фонд поддержки русского языка, представители которого – специалисты-филологи, говорят, так же, как и все, косноязычно, с теми же самыми общими ошибками, и даже само название фонда иногда пишется с распространенной сегодня пошлой ошибкой: «Русский Мир» - слово «мир» с большой буквы. С какой стати?

Впрочем, эпоха эта, эпоха «Булгарии», очень быстро забылась, потому что история учит тому, что ничему не учит. Вы думаете, будут сделаны какие-то серьезные выводы и на транспорте не станет разгильдяйства? Вы наивные люди!

И языковые уродства точно так же только будут усугубляться, потому что с ними никто не борется. Потому,  что до них никому нет дела.

Яркий пример современного пошлого украшательства в языке: об исконно русском продукте – икре – пишут теперь не по-русски...

Теперь с большой буквы пишут всё, что кому нравится. Не только «Москва», «Россия», но и «Эластичные Колготки », «Маслины Черные С Косточкой». Это явление я назвал условно гипертрофированием. Созданием видимости, иллюзии чего-то большого, когда на самом деле в капиталистическом обществе потребления все измельчало и ничто не свято. Когда-то с большой буквы писали «Родина». Теперь - «Зернистая»…

Почему о русском языке именно в те дни, «в дни «Булгарии»? Потому что тогда его было очень много, языка. Полно было говорильни. И мы, соответственно, получили в том потоке слов очень много примеров того, как не следует говорить по-русски. Они, эти примеры, были рядом, вместе, так сказать, концентрированно. Сейчас нам только остается развести этот концентрат лабораторной водичкой анализа.

Плохо мы говорим на русском языке каждый день. Примеров – море! Такое же разливанное, как Куйбышевское водохранилище. Но все же, в обычные дни примеры плохого обращения с языком нужно выискивать, выбирать из газетных статей и речей теледикторов. В «эпоху» же «Булгарии», назовем тот грустный период так, примеры языковых уродств лились с экрана полным потоком, без остановки. Без фильтрации, без редактуры, как будто вовсе нет уже на телевидении и в прессе такой профессии «редактор», а у российских президента и премьера – соответствующих консультантов.

НАЧИНАЯ с того, например, что любые плавсредства назывались в репортажах кораблями. Не только прогулочные теплоходы, но даже и буксиры и баржи. Постоянно кораблем называли саму «Булгарию»:

«Затем планировалось поднять корабль из воды на метр-полтора».

«Затем корабль доставят на ремонтную базу «Речфлота».

И т.д.

Слово «корабль» - не полный аналог слова «судно». Сегодня корабли бывают только военные. Все остальные – суда.

Словари русского языка по старой традиции определяют словом  «корабль» также и большие парусники числом мачт не менее трех.

Таким образом, теплоход «Булгария» - это не корабль. И буксир «Дунайский-66» тоже не корабль. Российским журналистам центрального телевидения следует строго зарубить это себе на носу.

Из вышесказанного также следует, что тавтологична нередко употребляемая в прессе фраза «военные корабли».

Близко к тавтологии определение «боевые корабли», однако оно не всегда тавтологично, так как не все военные корабли бывают боевыми, есть среди них и вспомогательные. Зато уж выражение «боевые истребители», которое мы нередко слышим «из телевизора» – просто глупость, так как прогулочных истребителей не бывает, даже, если взяли в полет покататься на истребителе президента.

Это такое же глупое словосочетание, как и распространенное «незаконные бандформирования». Как будто бандитские формирования могут быть законными.

Кстати, о прогулках президента на военном самолете, о которых восторженно писала пресса как-то. Аварии на транспорте нередко тогда и случаются, когда в кабину берут пассажира. Летчик, взявший вторым пилотом какого бы то ни было постороннего – преступник. Посторонний, севший в пилотское кресло, преступник тоже, только так следует рассматривать данное событие и умиляться тут нечему.

Однако, о языке

Еще простейший пример языковой неточности репортажей эпохи «Булгарии»:

«Затонувшее судно крутит с одного борта на другой течением…»

«Крутит» - это, когда «вокруг». А если с борта на борт, то, скорее всего – «переваливает». Ведь так просто подобрать нужное слово. В богатом русском языке велик выбор. Нужно только немного дать себе труд подумать, подобрать слово верное. Но думать нам лень, поэтому говорим, что попало.

ДАЛЕЕ, по старшинству. Слово отцу нации. Начнем с реплики президента России Д.Медведева, адресованной министру здравоохранения Т.Голиковой 11 июля 2011 года: «Татьяна Алексеевна, там достаточно большое количество пострадавших».

Оставим пока слово «количество», употребленное  применительно к людям, к нему мы еще вернемся. Пока же вновь не поленимся открыть словарь и посмотрим, что означает слово «достаточно».

«Достаточно 1. Наречие. Разговорное. 1) Столько, сколько требуется; довольно.

(Новый толково-словообразовательный словарь русского языка Т. Ф. Ефремовой).

Получается, из фразы президента явствует, что пострадавших на «Булгарии» довольно, столько, сколько требуется. Такая фраза выглядит, как минимум, цинично.

Однако есть у слова «достаточно» и еще несколько значений. Скорее всего, господин президент имел в виду значение второе:

2) В достаточной степени; немало.

Ну, пожалуй. На то похоже. Уже светлее.

И такое объяснение можно было бы принять, если бы пресловутое слово «достаточно» не стало бы в последнее время уродливым штампом, вычурной псевдоинтеллигентской псевдокрасивостью, которой сплошь и рядом заменяют старое и привычное нам нормальное русское слово «довольно»:

«Зарплата учителя в России сегодня достаточно скромная».

(В.Путин. 31 мая 2011 года).

В принципе, «довольно» - это по сути своей то же самое, что и «достаточно». Но сравните, как принципиально по-разному звучит:

«…там достаточно большое количество пострадавших…»

«…там довольно большое количество пострадавших…»

У слова, кроме прямого его смыслового значения, есть еще и оттенки. Есть информационность, но есть еще и образность. Но мы оттенки слова разучились чувствовать. И тогда, когда не чувствуем, получается глупо:

«Наши пенсионеры получают достаточно маленькую пенсию!»

Так говорят российские руководители! И чего тогда пенсионерам жаловаться, если пенсия для них «достаточно» маленькая?! Как в анекдоте: «Зарплата у меня хорошая, но маленькая».

Из репортажа на тему «Булгарии»:

«Это было достаточно страшно и тревожно».

В фильме «Черный рейс», посвященном крушению «Булгарии»,  было сказано про плохо изданную инструкцию о том, как вести себя в случае бедствия:

«Инструкция тут напечатана достаточно мелкими буквами».

Чего же тогда сетовать на плохо читаемую инструкцию, если как раз мелкости этих букв и достаточно? «Достаточно» мелкие, это, значит, недостаточно крупные? Так надо понимать? Над такой фразой еще и подумать следует, только тогда ее осмыслишь.

Не лучше ли было не уродовать логику родного языка, а сказать нормально, по-русски: «Инструкция тут напечатана слишком мелкими буквами».

В репортажах о «Булгарии» все время говорилось о препятствиях: «достаточно большая глубина», «достаточно большое волнение», «достаточно много ила». Как будто, всего этого нам довольно, столько, сколько требуется. Слово, изначально наделенное положительным смыслом, употребляется намеренно, бездумно в значении отрицательном. То есть, переворачивается, извращается, уродуется сама логика языка!

Вот и другие примеры из СМИ с использованием этого слова в газетных публикациях и телепередачах на иные темы:

«Достаточно мрачная слава у ТУ-104».

«Достаточно много летных происшествий».

(Леонид Якубович, «Какие наши годы», 30 июля, 2011 года).

«…получившие достаточно тяжелые черепно-мозговые травмы».

(Евгений Сандро. 4 декабря 2008 года. «Время»).

«Убийство было совершено достаточно диким способом».

(То есть, недостаточно цивилизованным? Звучит дико).

«У него достаточно темное прошлое…»

«Наш проект закончился достаточно печально».

(Режиссер Гришко).

«У меня было достаточно дикое выражение лица».

«Она достаточно плохо плавала».

«Вы, Миша, человек достаточно ничтожный!»

Вот мне интересно, о чем думают люди, вернее, насколько они не думают, строя так фразу?

Не успела утихнуть боль из-за «Булгарии», а в сердце России вновь происшествие на реке, в Москве тонет прогулочный катер, и с телеэкрана вновь несется:

«Условия судоходства здесь достаточно сложные».

(Тимур Сиразиев, «Время», 31 июля 2011 года).

«В этом месте достаточно узко».

(«Новости». 31 июля 2011 года).

«Москва-река достаточно коварная».

(«Вечерняя Москва», 31 июля 2011 года).

Мне стало любопытно: ну, хоть кто-нибудь борется с современными языковыми уродствами? Ну, хотя бы кто-то из тех, кому положено! – преподаватели, филологи? Ведь есть же целые институты русского языка, они-то, куда смотрят?!

Думаю, не борется никто (может быть потому, что зарплата у учителей «достаточно» скромная?). Иначе Россия и весь русскоязычный мир сейчас говорили бы нормально, а не мычали бы: «как бы», - вместо связной речи.

И у людей были бы какие-то различные и личные человеческие чувства, а не одно большое общее современное чувство на всех: шок. Сейчас и когда хорошо, и когда плохо, все «в шоке». Дети поехали на экскурсию в Москву. И как вам Москва? «От Москвы мы в шоке!» Других эмоций нет. Другой радости их не учат.

Я перерыл весь Интернет и нашел лишь один единственный пример, когда филолог объясняет, что неправильна фраза «фигурист был подготовлен к соревнованиям достаточно слабо», и произносить ее поэтому нельзя. Говорится это филологом в «достаточно» спокойном тоне, почти ласково, а тут кричать, вопить надо! Потому что, кто живет без тревоги и гнева, тот ведь не любит отчизны своей.

ЕСЛИ вы не забыли, мы собирались поговорить еще и о слове «количество».

Как вам словосочетания и фразы: «количество людей», «количество пострадавших», «количество буксиров»? Мне лично не нравится, и я лично так никогда бы не сказал. Потому что фраза отдает «количеством электричества» из физики. Я бы сказал: «число пострадавших», «множество» и т.п.

Кстати, Интернет-сайты в дни «Булгарии» таки избегали говорить о людях и больших предметах, таких, как суда, - «количество», говорили – «число» и т.п. Президент же Медведев, наоборот, говорил только «количество». Исключительно: «количество детей», «количество людей», «количество судов».

Ничего в этом страшного нет и говорить так можно! Словари это разрешают и в качестве примера даже приводят именно это словосочетание «количество людей». Словари. Но вы как хотите, а мне не нравится! Плохо звучит «количество детей»! Неужели не чувствуете? Жаль…

Да и не всегда, по-моему, стоит бездумно, или, как говорит сейчас современная молодежь – «тупо», полагаться на словарь.

Чувствовать надо тонкости любимого нашего языка, раз уж мы говорим о нем, как о живом. Надо и к своим личным языковым ощущениям прислушиваться. Только без столыпинских крайностей: «Мой язык, как хочу, так и говорю!» Это не «мой» язык, это «наш» язык!

Словарь, например,  разрешает слова «залупить», «залуплять». И они очень популярны сейчас в разговорной речи, эти слова. Но культурный человек произносить их не станет.

Согласно словарю, правильно говорить «тЕфтели», «фОльга». Но вы слышали, чтобы так кто-нибудь говорил?

Да взять сам «Закон о русском языке». Он однозначно запрещает все, что вне норм языка. Но мы видим, что и сам этот закон сегодня «вне закона».

Кстати, не пора ли провести и серьезную ревизию словарей, и настоящую реформу языка? Запретить все современные языковые уродства, а не ограничиваться громкой реформой слова «кофе», которое теперь милостиво разрешается писать и в среднем роде тоже, когда в таком ужасном состоянии весь язык! Сама его логика! Или запретите языковые глупости, или уже узаконьте, если ничего не можете поделать с этой заразой, с вирусом этим!

Что «кофе» в среднем роде, «коньячка» или «коньячку»? Ерунда это все и недостойные мелочи, это неважно, в то время, как с полным основанием все говорят сейчас «гражданский брак», имея в виду блудное сожительство без регистрации. И никто не против такого укоренившегося определения – ни власти, ни филологи.

Вот, какие языковые извращения нужно регулировать! Потому что такие перевернутые языком социальные понятия незаметно, исподволь, наносят урон генофонду нации!

Теперь не «модно» стало жениться. Зачем? Если можно жить так называемым «гражданским браком», хоть это вообще не брак, и плодить «количество» детей, папы и мамы которых не расписаны, то есть, внебрачных детей. Неправильное слово как бы узаконивает в обществе неправильное явление. Под неправильное явление, чтобы его обелить, притянуто за уши, извращено, слово.

Гражданский брак – это совсем другое. Это «не то, что вы думаете». Есть брак религиозный, например, венчание, а есть брак гражданский, зарегистрированный ЗАГСом – Отделом  записи актов гра-ж-данс-кого состояния! Вот, что такое гражданский брак. И только.

ВЕРНЕМСЯ, однако, к слову «количество».

Слово «количество» обозначает то, что поддается счету. И удобнее всего, по-моему, пользоваться этим словом для определения мер и весов.

Например, если мы скажем, что при приготовлении хлеба использовано такое-то количество муки, воды и дрожжей будет совершенно правильно. Но сказать: «количество детей», «количество буксиров»… Не знаю, не знаю…

Детей, конечно, можно подсчитать. А реплики? Да в принципе тоже. «Такое количество реплик», - говорит в «Пусть говорят» Андрей Малахов. Но я бы лучше сказал: «Такое множество реплик» или «так много реплик», «так много детей», «столько судов», «такое число пострадавших» - и все будет в языке на местах, и нет повода для спора.

НОВОЕ время богато новыми словесными штампами. Такими  штампами стали сейчас слово «буквально» и словосочетание «в буквальном смысле».

Словесная штамповка, кроме того, что мертвит язык, нередко еще и становится во фразе лишней, не только не несущей смысловой нагрузки, но, наоборот, затеняющей смысл, паразитирующей на здоровом теле нормальной русской фразы. Ну, вот, например, фразы из репортажей Ольги Скабеевой о «Булгарии» с этими самыми паразитами  «буквально» и «в буквальном смысле»»:

«Теплоход в буквальном смысле затянут илом».

Сравните, что бы изменилось, если бы корреспондент сказала просто:

«Теплоход затянут илом».

Ничего бы по смыслу не изменилось, кроме того, что фраза стала бы чище и легче, доходчивее, доступнее, лучше бы воспринималась.

Вот еще фразы Ольги Скабеевой. Попробуем их отредактировать и сравним:

Нос «Булгарии» в буквальном смысле заполнен песком».

Нос «Булгарии» заполнен песком».

Теплоход буквально врос в ил.

Теплоход врос в ил.

Кстати, в ил он не врос, тут еще и неверно по сути. Не врос, а вошел, погрузился. Окутался илом, заполнился, заилился. «Врос» - это совсем другое. Ноготь – врос. Проволока вросла в дерево. Врастать – это нечто иное.

Рубка «Булгарии» буквально расплющена».

Рубка «Булгарии расплющена».

Кстати, расплющена она не была. Снова не верно по сути.

22 июля в коротком сюжете «Новостей» Ольга Скабеева употребила свой излюбленный штамп 5 раз! А это уже говорит о мании. Тут уже вовсе не о языке речь. Это уже привычка, это навязчиво, это, как ногти грызть.

В репортаже от 24 июля Ольга сказала:

«Тросы в буквальном смысле, как струны».

Задумаемся над этой фразой. Что она означает? Ничего! Потому что, во-первых, трос в буквальном смысле – не струна. Струна – это струна, а трос, это трос и буквально струной он никогда не станет, на гитару трос не натянешь.

Журналист, видимо, хотела сказать, что тросы натянуты, как струны? Хотела сравнить трос под нагрузкой с натянутой струной?

Такое сравнение имеет право на жизнь. Но в нем мало нового и удивительного, потому что трос, это по сути дела и есть струна. Согласно словарям, струны бывают не только музыкальные. Занавески вешают тоже на струнах. Трос, не «как» струна, он сам – струна, но только все же не в буквальном, распространенном, общепринятом  музыкальном смысле.

«Струна», только очень большая и не для музыки. Трос – есть струна, хоть в натянутом состоянии, хоть в свободном. Но это все же не та струна для арфы или скрипки, которая имелась в виду. Поэтому, на мой личный взгляд, со всех сторон плоха фраза: «Тросы буквально, как струны». Лучше было бы сказать: «Тросы натянуты, как струны», вот и все!

Из репортажа другого корреспондента, употребляющего словосочетание «в буквальном смысле»:

«Судно в буквальном смысле прикрывает своими бортами место поиска от волн и ветра».

Сравним, как бы выглядело без «буквального смысла», в смысле прямом:

«Судно прикрывает своими бортами место поиска от волн и ветра».

Ведь проще же! Все понятно и по-русски! Зачем еще что-то городить и громоздить с совершенно ненужными дополнительными словами?!

А ВОТ, когда судно стали поднимать и корреспондент сказал, что «Булгария» теперь находится «в буквальном смысле в подвешенном состоянии» - тут, пожалуй. Тут это слово нужно. Сказано хорошо.

Ведь существует фразеологический оборот «в подвешенном состоянии», который употребляется, как правило, с большой долей утрирования. Например: «Наша фирма вот-вот переезжает, и мы в подвешенном состоянии». Но в случае с «Булгарией» ее подвешивание было именно буквальным.

«Эти видеокадры в буквальном смысле ослепительны».

(Из репортажа про ослепляющих пилотов лазерных хулиганов). Тоже сказано хорошо! Словосочетание «в буквальном смысле» здесь на своем законном месте и является журналисткой находкой!).

В репортажах о «Булгарии» многими корреспондентами постоянно говорилось: «водолазы буквально подцепят…», «краны буквально начнут отрывать от дна и поднимать…» и т.п. И слово «буквально» выглядело при этом совершенно лишним. Потому что водолазы просто подцепят, без всякого «буквально» и краны просто начнут отрывать от дна, без всякого «буквально» тоже.

Но вот в фильме об артисте Иване Краско, показанном по ЦТ «в  дни «Булгарии», было сказано, что есть пословица «семеро по лавкам»,  и она соответствует семейному положению артиста в буквальном смысле, так как у него семеро детей. Отлично подмечено и сказано!

Русский язык в эпоху «Булгарии»-2

После выхода в свет предыдущей нашей лекции, в которой на примере многочисленных репортажей из СМИ о катастрофе теплохода «Булгария» мы сделали попытку проанализировать и показать, сколь плох современный русский язык, насколько он стал примитивен в устах людей, как нелогичен он, как сер, заштампован; как плохо говорят на русском языке теперь в России абсолютно все – от руководителей государства и дикторов центрального телевидения до специалистов по русскому языку, мы получили отклики.

Среди прочего, нам попеняли наши читатели, что форму мы выбрали неподходящую. Мол, катастрофы, горе людское – не место философствования на филологические темы. Но мы уже объяснили еще в первом номере, что с удовольствием поискали бы языковых примеров в другой области, какой-нибудь радостной, но пространство СМИ в основном заполнено негативом, искать других образцов просто негде!

Как известно, бытие определяет сознание. Как мы живем, какие новости читаем в газетах, так у нас и головы потом будут устроены, настроены на определенную волну, так мы и думаем, как мы живем, так мы и мыслим.

Каждый день в газетах, на телевидении и в Интернете России и Украины почти один негатив, как будто ничего другого не происходит, кроме плохого. Во всяком случае, почему-то журналистам кажется, что только негатив и интересен обществу. Поскольку негатива много, о нем и пишут одинаково, и появляются соответствующие речевые штампы – фразы-болванки, каждый новый день их просто берут и переставляют местами. Вот вам и вся современная новостная журналистика.

Возьмем для примера очень распространенный штамп сегодняшних средств массовой информации: «Число жертв возросло до…».

Каждый день сообщается о том, что случилось что-то, а потом дополняется, что число жертв этого случившегося все растет. Как будто это единственное, что происходит в стране и в мире. Как будто только этой информацией «прирастают», пополняются страна и планета. И главное, все в рамках законов жанра информации, не придерешься, все по журналисткой науке: сначала факт, затем он же в продолжении, в развитии:

Число жертв двойного теракта в Чечне достигло 8 человек.

Число жертв тайфуна «Талас» в Японии выросло до 20 человек.

Число школьников, снятых с поезда с кишечной инфекцией, выросло до 44.

Число отравившихся бромом в Челябинске достигло 42 человек.

Число жертв урагана «Ирэн» превысило 50 человек.

Число жертв столкновений в Сирии возросло до 3,5 тысяч человек.

Число жертв землетрясения в Турции достигло 217 человек.

Число жертв взрыва и перестрелки в Казахстане возросло до семи.

Иногда, впрочем, информационная фраза-негатив строится не совсем уж так кратко-примитивно и одинаково, по шаблону, начинаясь со слова «число», а несколько по-другому, и хотя бы уже в этом «прогресс» журналистского ума и некоторое «творчество»:

Жертвами землетрясения в Турции стали уже 264 человека

До 15 человек выросло число жертв тайфуна "Талас" в Японии.

Количество жертв ДТП в Свердловской области увеличилось до 8 человек.

При крушении парома, шедшего из Занзибара, погибли почти 200 человек.

Скончался еще один пострадавший на полигоне «Ашулук».

Порою, мы видим сообщения, поданные даже несколько более развернуто, с большим количеством слов, в этом тоже уже видны незашоренность их авторов и некая творческая инициатива:

Жертвами идущего к Приморью тайфуна «Талас» стали уже более 20 человек.

(Продолжение следует).

 

Общественная лаборатория проблем современного русского языка.

                                    Дежурный лаборант      М.Каганович

Г. Иерусалим, Израиль.    armon49@rambler.ru

 

 

Rambler's Top100   META - Украина. Украинская поисковая
система  
© "Объективная газета" >>>На лучшем хостинге в Украине - http://www.giga.com.ua

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

vladmaks@meta.ua
09 июня 2012 года