Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100




Передача «Русские идеи» на телеканале «ВОТ!»:

литература - созидающая или литература - убивающая

15 марта 2013 года на петербургском телеканале «ВОТ!» состоялась передача «Русские идеи». В гостях у ведущих передачи — Николая Шеляпина и Наталии Овчинниковой побывал и ответил на вопросы главный редактор газет «Общество и Экология» и «Киевская Русь сегодня» Сергей Лисовский. Оживлённый разговор шёл о судьбе русской и советской литературы, культуре, информационной войне против России, политике, о юбилеях в 2014 году М.Ю.Лермонтова и Т.Г. Шевченко о будущем русской литературы, о цензуре, о списке 100 книг, рекомендованном Министерством культуры России и обсуждаемом в интернете, о том, какое воздействие оказывает литература и информация на сознание людей.

 

Николай Шеляпин: Здравствуйте уважаемые телезрители, вы смотрите телеканал «ВОТ!», в эфире программа «Русские идеи». Это программа о тайных и явных смыслах нашего сознания, простым языком говорим о сложных вещах. Когда-то Россия считалась самой читающей страной в Мире. Не зря в нашей стране появилось выражение, что «Поэт в России больше чем поэт». Если дальше продолжать эту фразу, книга в России долгое время была нечто большее, чем просто книга. Книги действительно любили, хотя читать книги не всегда было удобно, и не всегда были для этого соответствующие условия. Если брать 18 век, очень часто книги не могли себе позволить целые слои общества, включая дворян. Были проблемы определенные с грамотностью. В 19 веке появились более дешевые книги, но, опять же, они были не доступны для всех. Была проблема, связанная с цензурой. В советское время та же проблема оставалась. Были и проблемы, связанные и с дефицитом. Сейчас ситуация другая. Официальной цензуры у нас нет, книжные магазины наполнены соответствующим товаром, но любовь к книгам почему-то у нас уходит постепенно в прошлое. Это большая проблема, о которой, я думаю, нам стоит поговорить. Скажи, пожалуйста, Наташа любишь ли читать? Вообще, какое место в твоей жизни занимают книги, если занимают?


 

Наталья Овчинникова: Здравствуйте, уважаемые телезрители. Меня лично кризис не любви к чтению не коснулся абсолютно. Я люблю читать с детства книги на абсолютно разные темы. И я помню такой момент из моего детства, когда мама в 10 лет дала почитать книгу «Унесённые ветром» Маргарет Митчелл, и, в общем-то, в этот момент я поняла, что из книг можно получать информацию о событиях, которые не доступны человеку здесь и сейчас, но информацию, которой  можно воспользоваться в будущем. И также я считаю, я согласна с утверждением, что книга это лучший подарок.

 

Николай Шеляпин: Прекрасно. Самое интересное, с утверждением о том, что книга это лучший подарок, согласны не только ты, Наташа, но в частности, и руководители нашей страны. Совсем недавно, по инициативе президента России, Министерство культуры издало своеобразный список из 100 книг, который рекомендован для внеклассного чтения нашим школьникам. Этот список вначале состоял из 100 книг российских, наших отечественных авторов разных эпох и на разные темы. Потом появился список из 100 зарубежных, иностранных авторов. А потом появилась тревожная информация о том, что оказывается некоторые книги, причём некоторые из них достаточно известные, в принципе не рекомендуются для чтения нашим школьникам. Очень интересная сама по себе точка зрения или интересное событие потому, что не все наши школьники, к сожалению, в принципе любят читать и готовы читать книги дополнительно, в зависимости от их содержания. Тем не менее, все это очень актуально, в связи с тем, что мы сказали. К тому же на будущий год, мы отмечаем две важные даты – 200 лет со дня рождения двух известных поэтов и писателей. Это Михаила Юревича Лермонтова и Тараса Григорьевича Шевченко. На эти и другие темы, мы хотели поговорить с нашим гостем. Представляем вам – Сергей Лисовский, журналист, известный общественный деятель. Здравствуйте, Сергей.

 

Сергей Лисовский: Здравствуйте, Николай.

 

Николай Шеляпин: Скажите, пожалуйста, Сергей, вот этот список, возможно, наши телезрители тоже наслышаны о 100 книгах, которые рекомендованы для внеклассного чтения, а не для официальной программы, для внеклассного чтения наши детям по сути. Как вы его оцениваете? Нужен ли в принципе такой список? Насколько эта инициатива вообще, скажем так, имеет право на существование потому, что вопрос тоже не простой? И, если брать содержание, довольны вы как общественный деятель, как журналист этими книгами, которые попали в этот список?

 

Сергей Лисовский: Да, я анализировал эти книги, которые выложены на сайт. Очень интересные процессы происходят, идёт обсуждения общественности. Гражданское общество подключено для того, чтобы, вот скажем так, продвинуть ту или иную книгу, узнать, за какой книгой стоит большая социальная группа. Интересно наблюдать за этим процессом. Но что такое литература? Литература – это часть нашего общества. Она либо отражает происходящие процессы и нацеливает в будущее, либо она отражает некие индивидуальные качества отдельных людей, в том числе и отрицательные, и навязывает их обществу. В этом смысле, мы должны понимать, что литературный процесс – он должен управляться, так или иначе. Вот кем он будет управляться, злонамеренными людьми или добронамеренными людьми – это очень важно. И не случайно, в своё время, в Советском Союзе была цензура. С одной стороны это плохо, но с другой стороны, мы знаем, что цензура позволяла отбраковать весь негатив. То есть, всю эту пену, которую и не нужно читать потому, что мы прекрасно с вами знаем, что жизнь человека коротка и за свою жизнь человек может прочитать 3000 книг, 5000 книг, а кто-то может 1000, а кто-то может и 500 за всю жизнь прочитает. А библиотека мировая большая, российская библиотека большая. Поэтому, некий маяк, некий указатель на фундаментальные книги должен быть. И то, что Министерство культуры, президент реагируют на это, показывает на необходимость такого списка книг, который, как маяк показывал бы направление развития. Другое дело, если мы изучим этот список книг, то увидим, что он отображает состояние нашего общества,  с одной стороны - его капиталистические устремления, с другой стороны - те нравственные качества нашего народа, которые сохранялись во все века: и в царское время, и в советское время, и сейчас при жестком, хищническом капитализме. Люди хотят правды, люди хотят изучать и знать фундаментальные ценности, знать и своим детям в школах доносить. Вот поэтому, этот список является лакмусовой бумажкой состояния нашего общества. Здесь есть и великие, величайшие произведения нашей культуры, русской культуры, советской культуры. Есть и те книги, которые я считаю, отображают  такое конъюнктурное мировоззрение, «великий комбинатор», авантюризм, вот, определённую пену. Ну, вот, пожалуй, так отвечу на ваш вопрос.

 

Наталья Овчинникова: Сергей, скажите, пожалуйста, как вы считаете, можно ли прибить к ребенку…. Прибить, привить к ребенку… Извините... (оговорка).

 

Сергей Лисовский: Прибить… Очень правильный вопрос. Можно и прибить книгой, а можно и привить.

 

Николай Шеляпин: А можно и одновременно.

 

Наталья Овчинникова: Можно ли привить к ребёнку любовь к чтению, либо же к этому человек должен прийти сам в осознанном возрасте самостоятельно?

 

Сергей Лисовский: Да, я вопрос понял. Он очень актуальный, но на самом деле ответа на него нет, вот такого вот прямого ответа.

 

Николай Шеляпин: Да, здесь можно уточнить. Можно ли верить, что наши дети, наши школьники все эти книги прочитают? Это очень сомнительно.

 

Сергей Лисовский: Да, но не будем забывать, что сейчас новое поколение рождается, которое свободно от давления стереотипов. Очень важно, какая информация будет попадать первая. Первая информация. Информация, чтобы мы с вами понимали, никуда не уходит, потому, что мозг человека состоит как из сознания, то есть контролируемой части мозга, и подсознания, той части, которую человек не может контролировать, но куда стекается вся информация за всё время жизни - от рождения до смерти. Вот, я на вас смотрю, на вас, на эту студию, вышел на улицу - и может и не анализирую - я увидел дерево, звезду, девушку – я не проговариваю это, не выношу эту информацию с подсознательного уровня на сознательный, но подсознание это фиксирует. Подсознание - это большой мешок, куда сваливается вся информация: и вербальная, и визуальная – любая. Понимаете?

 

Николай Шеляпин: То есть, эти книги могут повлиять на новое поколение?

 

Сергей Лисовский: Услышанная в семье, школе, в системе образования, по радио  информация «вот эта книга хорошая» - у ребёнка, у человека моментально складывается интерес. Всё зависит от акцентов, которые расставляют взрослые люди. Очень важна интерпретация.

 

Наталья Овчинникова: Ну, наверное от обстановки, которая в семье…

 

Николай Шеляпин: Да, много очень вопросов. Для начала. Как на самом деле привить, как можно направить ребёнка на чтение этих книг? Во-первых, многие заняты интернетом, многие любят смотреть телевизор, многие не могут понять, даже, может быть, читая эти книги, о чём они, особенно если эти события 19 века, начала 20 века. Что тут можно сделать, если это будет изучаться вне школьных стен, внеклассное чтение. И вопрос: насколько это вообще будет понятно, сможет ли ребёнок дойти до середины этой книги. Так у нас вопрос телезрителя…

 

Сергей Лисовский: Секундочку, вы очень быстро хотите проскочить эту серьёзную тему.... А, у вас вопрос...

 

Николай Шеляпин: У нас вопрос. Давайте мы послушаем, а потом мы продолжим. Думаю, вопрос будет в тему. Пожалуйста, говорите.

 

(Звонок в студию) Телезритель: Здравствуйте, добрый вечер. Скажите, а разве сейчас у нас нет цензуры, только не художественной ценности, а денежной?

 

Сергей Лисовский: Ну, я скажу вам так. Все-таки цензуры у нас не существует сейчас потому, что в интернете есть сайт Прозау, есть сайт Стихи.ру, если не печатает какое-либо издательство, которое, к тому же, хочет получить деньги за то, что оно издаст. Понятно дело, что все «заточены» на прибыль. Да, вот это цензура. Все «заточены» на прибыль, и не печатают то, что не пойдёт. Но…

 

Николай Шеляпин: Это экономическая составляющая…

 

Сергей Лисовский: …Но, если кто-то очень хочет что-то издать то, он найдёт возможность.

 

Николай Шеляпин: Ну, в конце концов, можно издавать даже за свои деньги.

 

Сергей Лисовский: Да, и это тоже, и в интернете бесплатно выкладывать.

 

Николай Шеляпин: Да. Всё-таки вернёмся к этой теме. Как можно ребёнку правильно, наверно, подать эти книги, чтобы хотя бы он взял, почитал, посмотрел? Потому, что у нас мало ресурсов, если брать образование…

 

Сергей Лисовский: Да это очень тонкая сфера. Ведь человек - это не только биологическое существо, но и информационное, человек - это биоинформационная система. Вся информационная система страны - это как нервная система у человека. Если эта информационная система работает на угнетение человеческой психики, то мы будем порождать в обществе биороботов, зомби, людей, которые не смогут ни в чём разбираться. Либо система образования, которая будет продолжать традицию кодирующей педагогики и не давать методологию познания мира (вот сейчас мы к книгам конкретно перейдём) то тогда человек будет как головастик. У него в голове будет очень много фактов, но он не будет разбираться во всей системе ценностей, в философии. Поэтому очень важна мировоззренческая литература такая, как, на мой взгляд, писал Иван Антонович Ефремов - «Час быка», «Туманность Андромеды», т.е. литература, связанная с осмыслением социума.

 

Николай Шеляпин: Как я понимаю, для тех, кто не знает, это писатель-фантаст, популярный в советское время, сейчас возможно не всем известен.

 

Сергей Лисовский: Да, его книги формируют именно методологическую культуру, элементы методологической культуры.

 

Николай Шеляпин: Вот, ребёнок, который в школе, он может всё это самостоятельно усвоить? Тем более, вот эти книги не будут, видимо, объясняться, рассказываться, может быть, дополнительные какие-нибудь занятия. Как это вообще, реально?

 

Сергей Лисовский: Вы знаете, экологические знания почему-то быстрее схватывают именно дети. В жизнь входит планетарное мировоззрение. Дело в том, что Владимир Иванович Вернадский ещё в 30-е и 40-е годы сформулировал идеологию ноосферы, то есть, переход от биосферы к ноосфере, к сфере разума. И в этом смысле ноосфера влияет на человека. Как ранее был процесс влияния человека на биосферу, ноосферу, так теперь осуществляется обратное влияние эгрегора, т.е. ноосферы на человека. Соответственно, рождаются такие дети, которые могут воспринимать знания, казалось бы, для нас очень сложные, большие, крупные, невозможные для понимания, а для ребёнка абсолютно естественные.

 

Наталья Овчинникова: Это уже по факту…

 

Сергей Лисовский: Это уже по факту самой жизни.

 

Николай Шеляпин: Звучит оптимистично достаточно.

 

Сергей Лисовский: Если его, ребёнка, не закатывать через систему образования  «в асфальт», имеется в виду образовательный асфальт, информационный асфальт, то  он может воспринять любые крупные знания, как нам кажется крупные, те же книги «Час быка», «Туманность Андромеды». Очень важно как подать эти большие знания космического характера, как осмыслить этот планетарный уровень, как осмыслить свою собственную жизнь в рамках общих законов мироздания, вот здесь очень важно - какая будет литература. А сели нам всё время навязывают за последние 20 лет детективы, «бандитский Петербург», убийства, то кого мы будем порождать? Мы таких же и будем порождать - зомби, биороботов, убийц.

 

Николай Шеляпин: То есть, я правильно понимаю, хорошие правильные книги способны действительно по-новому заставить мыслить человека. Ну, может слово не «заставить», помочь ему сформировать какое-то новое мировоззрение, какие-то новые чувства.

 

Сергей Лисовский: Да, абсолютно правильно говорите. И на этом построена была отчасти советская социалистическая культура. Отчасти потому, что, если возьмём классические произведения, «Тихий Дон», «Молодая гвардия», того же Ефремова, того же Шукшина, то мы увидим связь сюжетов с родной культурой. Это не абстрактно выдуманное, тем более не убийства, не какие-нибудь плохие вещи, а это именно связь с традицией, культурой своей. И это очень важно, чтобы сейчас современные писатели это поняли. Но, к сожалению, литературный процесс сегодня - он кривой, абсолютно кривой. Есть произведения, которые работают на негатив, на уничтожение нашего народа, то есть, продолжают линию геноцида. А есть произведения, которые работают на возрождение России и народного духа.

 

Наталья Овчинникова: Кстати говоря, о произведениях, которые работают, скажем, против нас. Насколько я знаю, есть не только список топ-100 книг, рекомендованных к прочтению, но и обратный список, т.е. книги, которые... тоже 100 книг, но не рекомендованных.

 

Сергей Лисовский: К сожалению, я весь этот список не видел, но отзывы об этом слышал. Например, произведения Островского «Гроза», там ещё некоторые произведения, которые несли для властей царской России тревогу, тот же Салтыков-Щедрин, ритикуется чиновничество. На мой взгляд, такая тревога не обоснована потому, что, опять же, как будут интерпретировать это. Очень важны подготовленные педагоги потому, что мы с вами сейчас говорим о прямом литературном процессе, а есть ещё литературная критика, т.е. те люди, которые «сидят на интерпретации». Интерпретация - это важный ключ к управлению литературным процессом.

 

Наталья Овчинникова: Да. Вам не кажется, что, допустим, что такая вещь, что, когда акцентируется на каких-то книгах, что не рекомендуется их читать - это как обратный, чёрный пиар.

 

Сергей Лисовский: Бывает…

 

Наталья Овчинникова: Ну, это наоборот, как способ привлечь внимание к этим книгам.

 

Сергей Лисовский: Да, бывает так. Бывает, что иногда используют специальную систему запретов. Тем более, что в наш информационный век попробуй кто-нибудь из чиновников что-нибудь запретить. Назови какую-нибудь книгу, которая будет запрещена, тут же она разбежится, тут же массово начнут издавать её.

 

Николай Шеляпин: Ну, единственный, какой есть смысл в этом… Ну почему же её запрещают. Другого в этом смысла нет.

 

Сергей Лисовский: На мой взгляд, нужно по-другому поступать. Не нужно запрещать, а нужно просто объяснять, объяснять с позиции добра и зла, с позиции хорошего и плохого, к чему это может привести, что бы люди понимали. Сейчас век осознанной культуры, поэтому запретить ничего невозможно…

 

Николай Шеляпин: По поводу запретов странно. Хотя есть информация, что это как бы официально не подтверждается, а выдумка в частности журналистов некоторых. Будем знать видимо в ближайшие время как оно потом будет на самом деле. Другой важный момент у нас на будущий год пройдёт два важных события. Все сейчас думают, что мы будим говорить об Олимпиаде в Сочи, но не совсем так. Две важные даты. День рождения Михаила Юрьевича Лермонтова. Как раз за вами на экране появился, как раз в тему. И Тараса Григорьевича Шевченко. 200 лет, такие важные две такие даты и особенно у нас никто их не собирается отмечать. По крайней мере, я ничего такого не слышал, что проводятся какие-нибудь подготовки, мероприятия, хотя для чиновников хорошая тема - бюджет освоить, нормальная тема. Но даже это почему-то не делается. Хотел вот у вас спросить, как вы думаете вот эта дата, вот эти два юбилея повлияют на нашу жизнь? Актуальны ли они? Или это уже забыто? Ну, в лучшем случае какие-нибудь общества соберутся что-либо рассказать. А в целом наши дети ничего и не узнают.

 

Сергей Лисовский: Вы знаете, хотелось, чтобы Лермонтову уделили больше внимания. Лермонтов, как и Гоголь, о Гоголе пока говорю, о Шевченко поговорим потом, попозже - это птенцы гнезда Александра Сергеевича Пушкина. Мы знаем стихотворение «На смерть поэта», которое написал Михаил Юрьевич Лермонтов, ну, и не только это. Хотелось бы, чтобы Лермонтову уделили больше внимания. На мой взгляд, сейчас внимание уделяется больше Шевченко Тарасу Григорьевичу. И в частности, недавний конфликт, который активно комментируют на Украине в связи с телепередачей, которая вышла на оренбургском телевидении по поводу Шевченко. Он показательный.

 

Николай Шеляпин: Видите как интересно. Как популярно оренбургское телевидение на Украине…

 

Сергей Лисовский: 10 лет Шевченко был в Оренбурге в ссылке, хотя учился он в Академии художеств у нас в Санкт-Петербурге в мастерской Карла Брюллова. Многие произведения написал на берегах Невы. Помогли ему издать первое поэтическое произведение «Кобзарь» именно в Петербурге. Хотя, прежде всего, он был художником. И в Оренбурге он, скорее всего, больше писал картины, чем стихи.

 

Николай Шеляпин: Как я знаю, он был в ссылке и ему официально писать запретил царь, и рисовать…

 

Сергей Лисовский: Запретил так, что Шевченко этим и занимался…

 

Николай Шеляпин: Запрет нарушал, но официально…

 

Сергей Лисовский: Оренбургские журналисты сравнили, что пушкинских дней нет в Оренбурге, хотя Пушкин там был, а Шевченковские дни есть. И это обидно для них потому, что Шевченко, как они говорят, не написал ни одного произведения по оренбургской тематике. Более того, они предъявили факт, который, на мой взгляд, является, провокационным. Они сказали, что вот немецко-фашистские захватчики, когда действовали на территории Советского Союза на Украине, то они вместе с портретами Гитлера вывешивали портреты Шевченко. Да, такой факт есть. Но я вошёл в спор на «Facebook» с этой точкой зрения и назвал это полуправдой. Ведь советская власть тоже активно использовала образ Тараса Григорьевича Шевченко в борьбе с фашизмом. Есть плакат большой, где показан Шевченко с шапкой в руке и кулаком в сторону фашистов, рядом с ним русские советские бойцы. И там, на плакате приводятся его строки: «I вражою злою кров’ю волю окропiте!». Шевченко – в борьбе с фашизмом. Вот опять, как видим, ключ к литературному процессу находится в руках у интерпретаторов - добропорядочных или злонамеренных. Очень важна не только литература, но и её интерпретация. Шевченко, как раз тот автор, которого можно интерпретировать как в одну сторону, так и в другую. У него есть произведения, которые характерны для 19 века, людей того времени, которые боролись с крепостным правом, боролись против царя, выступали даже против того Бога, который казался им несправедливым. Хотя у Шевченко есть и другие стихи, где он говорит о Боге, в хорошем смысле слова, где он говорит о любви. Есть его поэма «Тризна» на русском языке.

 

Николай Шеляпин: Ну, понятно. Чтобы это всё знать, нужно изучать. Как вы считаете, эти даты будут у нас отмечать, надо нам это отмечать?

 

Сергей Лисовский: Государственная русско-украинская комиссия вынесла решение о том, что 200-летие Тараса Григорьевича Шевченко нужно отмечать совместно. Возникает вопрос, как отмечать? Потому что оренбургские журналисты, этот видеоролик передачи на канале «Россия» есть в интернете,  говорят, зачем нам праздновать юбилей русофоба Шевченко? Хотя Шевченко не совсем русофоб. У него есть русофобские произведения, в частности поэма «Катерина», есть у него русофобские стихи, но также есть у него и антипольские, и антиеврейские, и антинемецкие, и антиукраинские.

 

Николай Шеляпин: Ну, этот вопрос очень сложный. Сейчас же в Америке ведётся дискуссия можно ли преподавать в школе Марка Твена, который употреблял не политкорректное выражение «негр», а за это слово сейчас даже судят. Но это отдельный вопрос, опять же, чтобы о чём-то спорить - надо знать. А Лермонтова и Шевченко не все знают кто это такие. Опять у нас на проводе вопрос в студии. Может быть, сейчас мы и постараемся ответить. Пожалуйста, говорите.

 

(Звонок в студию) Телезритель: Добрый вечер. Меня зовут Юрий Алексеевич. Я согласен почти со всем, что говорит Серёжа, и всегда его поддерживаю.

Не кажется ли вам, что лиц, как вы – общественников - очень мало? Я не вижу, чтобы наши федеральные власти, особенно правительство в области образования и культуры предпринимали шаги. Они действуют по принципу, который сформулировал в своё время Геббельс «покоренным народам предоставим развлекательное искусство». Я, например, уже больше 20 лет, ещё до Горбачёва вижу, что так и происходит с образованием, и особенно с чтением и воспитанием детей.

 

Сергей Лисовский: Абсолютно с вами согласен. Не только Геббельс, но и продолжатели дела Геббельса хотят развалить Россию, опираясь на литературные процессы. Мы с вами знаем, мы с вами помним, ещё в те годы был утверждён список 100 книг ЦРУ, чтобы активизировать для распространения в Советском Союзе.

 

Николай Шеляпин: А что за книги, может хотя бы примерно?

 

Сергей Лисовский: Я не помню список, но знаю - этот факт 100%. ЦРУ продолжало дело Геббельса по развалу СССР через литературу. Через «пятую колонну» можно уничтожать страну. Литература фундаментальная вещь потому, что книга может поменять взгляды человека в отличие от газетных публикаций, интернет-публикаций. Книга - это мощный интеллектуальный ресурс или наоборот - не интеллектуальный ресурс. Правильный вопрос задал Юрий Алексеевич. Развлекуха осуществляет «мозговой разжижь». Вот чего добивается такая литература. Это не просто информация, её предназначение - отвлекать  человека от серьёзной книги.

 

Наталья Овчинникова:: От реальных проблем…

 

Сергей Лисовский: Да, от реальных проблем. Человек не напрягается в смысле поиска идей, выхода из ситуации, положительных моментов. Психологи вывели формулу, мозг человек за свою жизнь может употреблять и должен употреблять 35% положительной информации, 5 % негативной информации и 60 % нейтральной информации (березки, природа и подобное). Это то же самое, что и наши легкие потому, что мы употребляем воздух, который состоит из определенных долей кислорода, азота и углекислого газа. Поменяй пропорцию в воздухе – человек задохнётся. Мозг человека тоже задохнётся, если его пичкать негативной информацией. Сейчас у нас съехала эта планка, которую разработали психологи. Сейчас, наверное, 80% негативной, 5% положительной и 5 % нейтральной.

 

Николай Шеляпин: Будем надеяться, что эти книги способствуют появлению положительной информации. К сожалению, у нас осталось не очень много времени. Мы благодарим Сергея за участие в нашей программе.

Любите книги, постарайтесь найти своего автора, свой жанр, и помните, книги, как и люди - ваши друзья, они могут прийти на помощь в самую трудную минуту.

 

Наталья Овчинникова: Хотелось бы поблагодарить Сергея. И также хотела сказать, что я полностью за то, чтобы люди читали больше. И по традиции хочу обратиться к женской аудитории. Хотелось бы вспомнить то, что буквально пару веков назад женщины боролись за то, что бы читать те же книги и получать такое же образование как и мужчины. И сейчас было бы довольно глупо не пользоваться достижениями наших предшественниц. Спасибо большое.

 

Все: Спасибо, до свидания. 

 

От редакции газеты «Общество и Экология»: Передачу «Русские идеи» на телеканале «ВОТ!» можно посмотреть на Ютуб на видеоканале «Народная Дипломатия» -

http://www.youtube.com/watch?v=-L7-OApNZmc&feature=share&list=UU-G3rMOCJ44djKzP4hZrFHQ

 

 

 


  META - Украина. Украинская поисковая
система  
© "Объективная газета"

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

vladmaks@meta.ua
23 марта 2013 года


VladMaks © 1990 - 2013