Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100

А.ЭСКИН вышел на
свободу. И сразу в бой

Рассуждала о Душе душонка

О душе рассуждала душонка,
И любуясь собой говорила:
Стоя погибнуть - подвиг глупца,
А смерть за Свободу - удел дурака.
Жить на коленях - дешевле и проще,
Жить на коленях - комфортно, надежно.
Жить на коленях - что в этом дурного?
Жить на коленях - умней, чем бороться...
Выгодно быть, не Душой, а душонкой!

В.РИВЛИН, май 2012 г.


Еврейский взгляд на мировую политику

дата публикации: 19.04.12

    Увлеченные сиюминутным и подавленные потоком волнующих новостей, мы редко сподобны к паузе для размышлений о сути. Справедливо критикуя израильскую верхушку за бесхребетность и близорукость, мы обычно не предлагаем никакой сущностной замены главенствующей тактике временщиков. Взбудораженные очередным скандалом или возмущенные очередной уступкой врагу мы сами превратимся постепенно в лицедеев на сцене либерального спектакля, если не выдвинем живых идей существования в реальном мире.

    Уместно начать обсуждение с признания провала попыток абсорбировать Израиль в западном либеральном пространстве. Сколько бы ни говорили о нас как о "части свободного мира", мы сущностно разнимся с ним. Пусть большинству не понять главного – мессианской роли Израиля в нашем мире. Но и огрубленное око увидит, как не размыли нас мутные либеральные водины "мирного процесса" девяностых. Даже малодум поймет значимость факта религиозного преобладания в младших классах и в некоторых боевых частях. Нет оснований для сомнений в непреложности процесса постепенного превращения Израиля в ультрасовременную страну высоких технологий с религиозным главенством в обществе.

    Можно сказать, что провалившаяся в Иране консервативная революция побеждает в Израиле в образе эволюционного процесса изменения общественного климата. Избыточно высокий уровень израильской толерантности смущает постороннего наблюдателя. Более того, внешний мир сегодня не в состоянии понять, что у нас не будут казнить вероотступников и не будут ограничивать граждан в их правах даже когда религиозное население составит девяносто процентов. Мы видим это на примере Иерусалима, где две трети еврейских жителей соблюдают законы Торы. При явной тенденции укрепления и роста религиозного населения права светского населения не были ущемлены нисколь. Наши духовные лидеры были правы, что побеждать надо в школах, в духовных семинариях, в количестве прочитанных книг и в роддомах, но не на улице и не в телевизионных студиях. Конечно, это тоже немаловажно, но вторично, если наши цели долгосрочны.

    Религиозное население Израиля занимает первое место в мире по филантропии. Оно также держит, несомненно, мировое первенство по изучению теологии как в количественном, так и в качественном смысле. Мы говорим не менее чем о трехстах тысячах совершеннолетних мужчин, проводящих полдня и больше за книгами Библии, фолиантами Талмуда и трудами еврейских философов и мудрецов каббалы. При всей возможной критике принятой системы изучения текстов и молитвенной службы в большинстве наших семинарий, разница между нами и теоретическими конкурентами по качеству выпускаемых книг и глубине духовного постижения измеряется световыми часами. Мы говорим об объективных показателях, общих для всех конфессий, согласно которым высокие оценки получили бы и такие теологи, как Мухаммед Газали или Игнат Бренчанинов. В наше же время книги таких раввинов – современников, как Арье Каплан, Моше Лурье, Мордехай Шрики, Яаков Адес, Моше Шац, не имеют подобия. И это только знатоки мудрости каббалы, а есть ведь еще и талмудисты, законодатели и библейские экзегеты высочайшего уровня.

    Однако нашей очевидной и зримой слабостью является отсутствие действенного и живого связующего звена между упомянутыми исполинами и реальными общественными фигурами. Представленные в Кнессете религиозные партии мало чем отличаются в лучшую сторону от своих светских сестер по демократическому шоу. Среди ста двадцати народных избранников мы найдем нескольких симпатичных людей, но, тем не менее, обнаружим пропасть между ними и подлинными носителями мудрости.

    А ведь без этой связующей ипостаси проток света и мудрости от вознесенных к народу Израиля в его массе затруднен до крайности. Признаем, что серьезную попытку в этом направлении совершил покойный раввин Меир Кахане, но ему катастрофически недоставало универсального каббалистического воззрения для выстроения полной и гармоничной картины. Можно также сказать, что кшатрий внутри него часто брал верх над брахманом.

    Переход от галутного существования к бытию в собственном государстве и к мессианскому царствию был отмечен катастрофой истребления большей части европейского еврейства. Инаковые качественно, но сильнейшие духовные потрясения требуются во всех сферах мировоззрения и общественного делания для достижения уровня, требуемого нашим временем. Это не созидание новой Торы, но умение распространить Тору на все события и предметы вокруг.

    Еврейская политика в галуте была не иначе, чем попыткой балансировать между лояльностью местной власти и абсолютным императивом самосохранения как народа Израиля. Излишняя вовлеченность во внутренние дела страны проживания воспринималась всегда как отход от традиционной линии. Знаменательна позиция рабби Менахема-Менделя из Коцка, который отклонил в 1848 году предложение польских повстанцев против России бороться за гражданские права евреев. Он прямо сказал им, что евреям не нужен статус равноправных граждан, ибо Творец направил их в изгнание и что чувствовать себя на чужбине должно пришельцами, а не равноправными гражданами. Само собой разумеется, что участие евреев в левых революционных или либеральных движениях в странах изгнания было грубейшим нарушением норм традиции и восстанием против Торы, в первую очередь.

    Тактика неучастия в международной политике и ограниченное присутствие во внутренней политике взамен на неассимиляцию стали настолько привычными за время галута, что некоторые религиозные политики в Израиле сегодня мыслят и действуют сообразно им. Великое наследие раввина Авраама-Ицхака Кука могло бы представлять живую альтернативу галутной малости воззрения, но у святого мудреца не нашлось продолжателей, сподобных достойно перенести его учение на реальную политику. Его малые и обрывчатые отголоски – это поселения в Иудее и Самарии и борьба за целостность Израиля. Отметим плеяду талантливых законодателей из среды его последователей, распространивших базу исконного домостроя на новые аспекты, возникшие в собственном государстве. Но все не претворители в жизнь полноты его мессианского учения. Шальная мысль закрадывается нередко: как было бы сегодня в мире, если бы повстречался рав Кук с Рене Геноном...

    Попытка рава Меира Кахане выстроить недостающее звено была немалым духовным и интеллектуальным подвигом. Речь идет не о его движении и не о его выступлениях на улице, но о его выдающихся теологических трудах. Надо сказать, что значительное большинство его практических выводов приемлемо для нас в полном объеме. Его очищенный библейско-талмудический взгляд незаменим при обсуждении любых проблем современности. Благодаря редкостной интеллектуальной честности Кахане распознал к концу дней концепцию "великого смешения". Это выявленное либеральное зло – главный враг Израиля к концу дней. Поэтому Кахане зашел так далеко, что не ограничился призывами вести независимую от США политику, но проповедовал необходимость осознанно "портить отношения с Америкой". И это за двадцать лет до победы там Обамы.

    Тем не менее, мы найдем в трудах Кахане множество отголосков националистической малости и узости. Даже при добросовестном изучении его наследия мало кто избавится от впечатления, что конечной целью мироздания он видит существование Израиля как выделенного и избранного Б-гом народа. Сам по себе посыл неоспорим, но только как инструмент для мессианского избавления всего человечества. В учении Кахане акценты несколько нарушены по причине его отдаленности от Зоара, Виленского Гаона и Рамхаля. Творец создал мир без проявленного Израиля, и был мир хаотичным две тысячи лет, покуда не уродился Авраам и не дал начало выделенному народу. Но выделение было никак не самоцелью, а инструментом для универсального избавления. Кто понял и осознал, согласится с нами, что духовно выхолощенный и хаотичный либеральный мир – это и есть мир без Израиля...

    Мы также находим у Кахане приятие де факто идеи эгоистической политики "интересов" в духе Моргентау. Практическое оправдание такому поведенческому коду состоит только в общепринятости концепции, а отсюда и подчинение неизбежности такого подхода в целях выживания Израиля как нации. Соглашаясь с большинством практических требований Кахане к нашим политикам и принимая за непреложную основу идею жертвенного и самоотверженного стояния за Израиль в его нынешних границах, мы отвергнем концепцию "разумного эгоизма" не только на индивидуальном уровне, но и в мировой политике. Заповеданная обязанность нашего проживания на Святой Земле и наш суверенитет в рамках нынешних границ с их возможным расширением должны быть восприняты самими нами, в первую очередь, как тягловый постулат, а не "историческое право". Это библейско-мессианская заповедь, а не прибежище настрадавшемуся в Европе народу. Более того, это есть остие исправления всего мира, а не льгота народу с древней историей.

    Не как право жить в довольстве дал Творец нам Землю Израиля, а как абсолютную обязанность, за невыполнение коей мы заслуживаем жизни в неотмывном позоре. Не ради безопасности границ надлежит нам хранить каждую пядь освобожденной земли, но по заповеданному канону Б-га истории. И тут прибавить к сказанному до нас следует: любые уступки Израиля врагам – это беды не нам одним, но и всем людям планеты. При сужении границ Израиля, при прегрешениях Израиля, при впадании Израиля в мелкий национализм или поганый либерализм – страдает весь мир. Отказываясь от выполнения великой мессианской миссии, мы лишаем благости и света не только себя, но и мешаем жить другим народам. При углубленном анализе мы поймем, что корень юдофобии не только в злонравии языцев, но и в наших собственных прегрешениях.

    Чего стоит один позор проживания половины еврейского народа за пределами Израиля!.. Что может быть более безнравственного, когда еврей может беспрепятственно купить себе билет на самолет в Израиль, но предпочитает странничество?! И уж что скажем мы тем, кто содрогается при виде гей-парадов в Тель-Авиве, на Святой Земле? И как оправдаемся за передачу в руки злодеев вверенных нам территорий?

    Впрочем, все это из разряда простого и очевидного. Как и бескомпромиссность по отношению к врагам, норовящим отправить нас в бессрочное плавание в Средиземном море.

    Сложнее – когда речь идет о реальных шагах, требуемых по отношению к либеральному миру, стремящемуся к порядку, исключающему идею Израиля. Получается, мы антиглобалисты? Но, стоп! Отторгаясь от мировой либеральной жандармерии, мы должны ясно отдавать себе отчет, что среди противников негожего порядка могут быть подонки и извращенцы всех мастей, превосходящие по мерзости блюстителей недоброго порядка. Представьте себе любую малую общность людей. Предположим, ею правят негодники, которых следует заменить на достойных. Но будем ли мы на стороне людоедов, насильников и прочих извергов только по причине их недовольства порядком?

    Мы видим в Европе, в США и в России, как противники либерального устройства восторженно поддерживают Ахмадинеджада, Чавеса или какого-то мрачного Кокойту. Видим, как этот левацко-исламистский сброд ластится душой к пыткам, массовым убийствам, извращениям. Пусть подонки выясняют свои отношения с негожим порядком как им угодно, но нам места нет в этом соревновании подлого с подлейшим.

    Сложнейшим вопросом для нас будет в современном мире выбор партнеров и союзников. Начать обсуждение надо с понимания неизбежности изменения мира вокруг нас, если сами войдем в сферу мессианского сознания. Затем заглянем в прошлое. За шестьдесят четыре года независимого существования были у нас в союзниках и Сталин, и французы, и американцы. Самым близким и единственным достойным партнером была нам ЮАР в пору правления там буров. Можно с уверенностью сказать, что в случае нашего пробуждения то ли буры восстанут, то ли индусы приблизятся к монотеизму, то ли бесноватого карлу в Иране заменят на возможного союзника. Но даже если принять сегодняшние реалии за основу, наша политика никак не призывает к самоубийству. Торговля, взаимовыгодные отношения могут продолжаться и с сегодняшними партнерами. Но никак не гуманитарная или военная помощь! Никак не осознанная зависимость, влекущая за собой культурное проникновение.

    Чудесным образом мы вышли целыми после печальных экспериментов "мирных процессов" под либеральным началием. Смотришь вокруг и видишь, как укрепился народ, как возмущенно отторгает он насаждаемые через СМИ извращения с мерзостями. Израильские тенденции сегодня вселяют оптимизм. Но время требует от нас куда большего. Привередливые кони эпохи не остановятся, закруть всемирного вихря не уймется.

    А спасение будет в Сионе. И не ошибайтесь: вслед за Сионом – во всем мире.

    Это было вступление к обсуждению подробностей еврейской мессианской политики. Это было то введение, без которого книгу не осилить.

     http://www.avigdor-eskin.com/page.php3?page=6&lang=0&item=575


Другие публикации:

  К выходу на экраны фильма «Матч»
  Добро пожаловать, Президент Путин!
  Теракт в Тулузе как симптом разложения Франции
  Перекрестки израильско-российских интересов
 




Rambler's Top100   META - Украина. Украинская поисковая
система  



© "Объективная газета" >>>На лучшем хостинге в Украине - http://www.giga.com.ua

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

ogcomu@og.com.ua
21 апреля 2012 года