Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100

Которые тут временные...
МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ      "За права человека"
ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:
  • Угодные массы и бесчестность политической системы >>>
  • Экстремизм, политкорректность и толерантность: игра с двойными стандартами >>>
  • В послушной стране должна быть послушная оппозиция >>>
  • Погружение во мрак >>>
  • Поддерживает ли партийный курс глобализацию >>>
  • С больной головы на здоровую >>>
  • Противодействие глобализации или всего лишь легитимация властной системы >>>


     
          Алексей ИЛЬИН,
               "ОГ"-Омск"

     

    Противодействие глобализации или всего лишь легитимация властной системы:

    в чем ошибается Н. Стариков

    Политический истеблишмент сегодня много говорит о модернизации, о своем стремлении вывести Россию «вперед», но на самом деле вместо модернизации есть «модернизационно ориентированная» риторика.

    Конечно, строятся нефтепроводы, проходящие через другие страны, и они помогают доброму делу продажи нефти, но это скорее не проявление модернизации, а просто очередные бизнес-проекты, в ходе которых национальные природные ресурсы экспортируются за рубеж, часть выручки оседает в личных карманах, а на долю внутреннего потребления остается дорогая нефть и отсутствие компенсаций народу за экспорт народного достояния. Кроме того, ссылаясь на расследования А. Навального, добавим, что строительство «Транснефтью» нефтепровода сопряжено с огромным коррупционным проектом, в ходе которого было украдено несколько миллиардов долларов, и не меньшие суммы прикарманиваются при откатах от осуществления госзакупок. Вместо инициирования оперативно-розыскной деятельности в отношении руководства «Транснефти» службы безопасности стали оказывать давление на Навального, на сотрудников его проекта «Роспил», а также на тех людей, которые перечисляли ему деньги. Единороссы, нашисты, транснефтчики и прочие правомерно обвиняют Навального и многих других деятелей оппозиции в том, что они работают на американские спецслужбы и, раскачивая лодку российской государственности, реализуют вражеские интересы [1]. Однако этим обвинением они неправомерно перечеркивают оппозиционный дискурс, говорящий о тотальной коррупции во властных эшелонах. Видимо, это последнее обвинение, которое могут сделать государственники в условиях, когда их прижали к стенке и когда у них уже нет аргументов для обоснования собственной невиновности. Доказал Навальный причастность многих высокопоставленных персон к коррупции, а они в ответ ему говорят, мол, мы ничего тебе объяснять не будем, потому что ты американский шпион. Не проводя внятной и эффективной экономической и социальной политики, они умудряются еще и спекулировать на этаком антиглобалистском дискурсе, навешивая ярлыки на тех, кто изобличает их самих. Ход интересный и наглый, но нисколько неубедительный, демонстрирующий не непричастность к преступлениям, а вполне сознательную проекцию, согласно которой преступник называет преступником того, кто его разоблачает.

    Я уверен, что существующие в России либеральные (и не только) оппозиционные движения финансируются из-за океана. К сожалению, апелляция к США как образцу демократии и ориентация на американскую помощь давно уже стали стилевыми особенностями многих российских правых. Но черного пуделя не отмыть добела, а потому не надо валить с больной головы на здоровую, огульно обвиняя тех, кто приложил усилия к борьбе с антинародным режимом, в борьбе с российским народом и с Россией, и под словом «оппозиция» обобщая вместе антипатриотичных либеральных лидеров и действительно патриотично настроенных людей. Более чем вероятно, Навальный сознательно или бессознательно действует в интересах Запада. Совершенно ясно, что он не герой-одиночка, достойный памятника нерукотворного. Он и его близкие сторонники изобличают представителей власти в коррупционной деятельности, и на почве этих изобличений зарабатывают себе очки в виде симпатий народа. Однако не стоит забывать, что выдвигаемые Навальным, Немцовым и прочими обвинения в адрес власти вполне обоснованы. И если Навальный нашел убедительные доказательства коррупции в эшелонах власти, да еще публично выступил с обвинительной речью, представители этой самой власти обязаны предоставить более вразумительный ответ (если он есть), чем просто выдвинуть контробвинение и по-детски глупо отказаться вести разговор дальше со «шпионом». Немцов и Милов, в свою очередь, тоже разоблачили антинародные деяния власти в своих известных докладах, и ответ должен последовать. Но его нет. Ю. Латынина хоть и отличилась русофобскими высказываниями и приверженностью к либерастии, также сделала очень много для разоблачения преступлений истеблишмента. Тем более Навальный, Немцов, Милов, Каспаров, Латынина – шпионы они или нет – граждане России, имеющие право знать. То же самое следует сказать про А. Литвиненко, который, на мой взгляд, вполне убедительно доказал причастность российских спецслужб к терактам и которого обвиняют в работе на британскую МИ-5. Да, он опорочил себя связями с Б. Березовским, состоящим в мировой шайке, которая желает нового передела России, перестройки №2. Вероятно, Литвиненко и вправду работал на британскую разведку, но сейчас разговор не об этом. Разговор о том, что человек предоставил аргументированные обвинения, на которые стоило бы не менее аргументированно ответить. Эти люди выступают против коррупции и других преступлений режима, и только отпетый мерзавец, опираясь на обвинение их в американизме, заявляет, что протестовать не нужно, что все в порядке, что протестуют только компрадоры и предатели. Протест против коррупции и нарушений Конституции архиважен, архиактуален и архисправедлив. И даже если Литвиненко, Политковская, Щекочихин, Навальный, Милов, Немцов и т.д. – агенты госдепа, это не умаляет объективности высказанных ими обвинений. Демоничность той или иной персоны сама по себе не означает неверности ее выкладок, если они имеют хороший уровень аргументации. Любой человек способен говорить правду и любой человек способен лгать; вопрос только в уровне его аргументации. А утверждать, что, мол, они все либералы и оранжисты и потому ни одному их слову верить нельзя – значит использовать нижайший, плинтусный уровень аргументации и проявлять абсолютное политическое скудоумие. Шутливо замечу, что даже либерал способен говорить правду, по крайней мере иногда. Еще Ф. Бэкон в свое время предостерегал от слепой веры мнению авторитета, так как авторитет не всегда прав. Также целесообразно предостеречь от слепого неверия мнению антиавторитета, так как антиавторитет не всегда лжет.

    Вместо расследований, основанных на показаниях Навального, Немцова, Милова, Литвиненко и других слышатся вопли о продажности оппозиции. Причем эти вопли совершенно подлым и неправомерным образом экстраполируются на всю оппозицию, заставляя людей думать, будто все, кто против Путина, автоматически за экспансию США. Если на протяжении последних десяти лет правления этой власти оппозиции в СМИ был закрыт вход, теперь, когда по стране прокатилась волна крупных митингов, замалчивать об оппозиции стало невозможно, и ее стали показывать по телевидению. Но как показывать? Естественно, под выгодным для власти соусом – в качестве все тех же американских шпионов, которые собирают людей при помощи денег. Так, по НТВ показали крайне лживый фильм «Анатомия протеста», порочащий честь и достоинство многих граждан. В этом фильме оппозиция фигурирует как безидейная и проплаченная масса, а это в корне неверно; генерализации не открывают, а скрывают истину. На одном из митингов единороссы говорили мне, что они здесь собрались за деньги: так кто проплачен? Неудивительно, что после показа фильма из лона возмущенной оппозиции последовали призывы бойкотировать НТВ и даже были поданы иски на эту кампанию, но про данные иски и призывы в СМИ ничего не говорят, а до суда дела не доводят. И не скажут, так как освещать правду владельцы СМИ не намерены. Кто еще после этого называет путинский режим честным? Если они говорят об оппозиции как американских шпионах, пусть заодно, не ограничиваясь внедряемой в общественное сознание полуправдой, расскажут о преступлениях истеблишмента РФ, чтобы картина стала полной. Наконец, пусть ответят что-нибудь толковое на обвинения, поступившие со стороны деятелей оппозиции.

    Я и сам при общении с единороссами заметил, что они, в большинстве своем, не утруждают себя давать аргументированные ответы. Когда я списался с ними в одном из интернет-сообществ и выложил некоторые претензии, ответ не заставил себя долго ждать. Они отходили от темы, голословно подчеркивали мою неправоту, оскорбляли, обвиняли в троллизме, в либерализме, в содействии «оранжевому Майдану» и даже в последовании геббельсовской пропаганде. И никаких доказательств, легитимирующих эти обвинения, не предоставили. В соответствии с некоей методикой идеологической чеканки фальшивой монеты единороссов «низшего звена» ментально муштруют, говоря, что, мол, вся оппозиция – это либералы и американские шпионы. А они и верят, действительно считая, будто если человек против них, значит он автоматически за американскую экспансию и за либерализм. Ах, как это софистично и почти по-геббелевски… Причем моя переписка с ними показала, что они не знают значения слова «либерал», но зато с уверенностью кидаются этим ярлыком. Они не читали либеральной литературы, они, как представляется, вообще не знакомы с альтернативными точками зрения, помимо той, что им вбили в головы. Никакой интеллектуальной добросовестности… Одна лишь инсинуация и политическое шельмование. Как справедливо утверждает С.И. Поварнин, чем невежественнее и глупее человек, тем менее он способен понять и принять сложную мысль или сложное доказательство в споре. Он уверен в том, что истину держит в кармане, и ему в голову не приходит, что он не дорос до понимания сложной мысли и доказательства; раз они ему не подходят, значит, вина в них [2]. Добавлю, что чем невежественнее и глупее человек, тем в большей степени он будет проявлять догматизм и настаивать на своем, даже после того, как его тезисы не выдержали критики и рассыпались подобно замку на песке. Он просто не заметит процесса рассыпания, поскольку закроет глаза. И, в силу своего догматизма, он покажет крайнюю невосприимчивость к высказываемым его оппонентом доводам. У такого человека самоуверенность и самодовольство компенсируют недостаток мыслительной гибкости и умения аргументировать свою позицию. Когда у фанатика обнаруживается неспособность логически обосновать свой тезис, он невротичным образом срывается на гнев и оскорбления, чем демонстрирует свою культурную низость, пошлость и интеллектуальное бесплодие. В некоторых случаях люди настолько теряют свою личность, что все, сказанное в официальной прессе главами государств и пиарщиками от власти, воспринимают не просто за истину в последней инстанции, а за часть себя. И когда их начинаешь переубеждать, они включают агрессию не за то, что им доказали их неправоту, а за то, что наступили сапогом на их личность.

    Примечательно то, что в дискуссиях с единороссами я не высказывал никаких сложных доказательств, но моя простота все равно вызвала бурю эмоций, самодовольной безосновательной критики и оскорблений. При отсутствии способности подходить объективно к дискуссии у них наблюдается отсутствие осознания этого отсутствия. Догматизм, помноженный в разы… Естественно, не стану обобщать и говорить так про всех единороссов, но мне встречались именно такие.

    Конечно, каждый человек в той или иной степени предпочитает не знакомиться с информацией, противоречащей его убеждениям, и пропускает ее мимо своего внимания. Христианин отказывается читать атеистическую литературу, коммунист – либеральную и т.д. Мозг из всего информационного многообразия выхватывает лежащее в канве существующей системы мировоззрения, легко перевариваемое, и ставит запрет на выходящее за пределы мировоззренческой системы. Он тянется к привычному и знакомому, но необязательно к истинному, хотя считает это привычное и знакомое истинным. Так проще, менее психически затратно. Если же человек открывает книгу, в которой доказывается противоположная точка зрения, он старается придраться к каждой мелочи, зачастую следуя поговорке «в чужом глазу пылинку ты увидишь, в своем не видишь и бревна». Но когда человек следует такому догматизму, что напрочь отказывается знакомиться с альтернативной (вражеской) точкой зрения, он проявляет себя как истинный сектант, как догматик в кубе. Для более или менее полного изучения какого-либо явления необходимо ознакомиться с самыми разными версиями. Лишь в таком случае можно выработать свое, именно свое отношение к явлению, минимально догматичное и максимально объективное. Крайне глупо и пошло, вооружившись всего одной теорией, с пеной у рта кричать об ее истинности, совершенно не будучи знакомым с иными представлениями, да еще и компенсировать неумение ответить на вопросы оскорблением своих оппонентов. Так делают по-сектантски мыслящие люди, и среди тех же единороссов таковых хватает.

    Парадигма критического отношения к глобализации и американской экспансии сегодня получила поддержку в кругах тех людей, у которых, казалось бы совсем недавно, она никогда не получит одобрительного кивка головой, – у представителей правящих кругов. Внезапно начали выходить книги и статьи, написанные не только независимыми учеными, но и «учеными от власти», которые позволяют себе описывать цивилизационную и геополитическую реальность такой, какая она есть. Правда, с небольшой оговоркой: представляя эту реальность в ее реальном виде, они одновременно создают противопоставляемый всему исходящему от США глобальному негативизму позитивный образ власти и режима РФ. Одна из самых на сегодняшний день ярких персон – писатель Николай Стариков.

    Н. Стариков, много пишущий об опасностях глобализации, считает, будто путинская власть активно ей противостоит, в чем, думаю, сильно ошибается. Возникает впечатление, что, учитывая его возросшую популярность и высокие тиражи, неспроста он допускает такую ошибку, в принципе говоря правильно об американской политике, но крайне неверно трактуя суть российской политики.

    Стариков обвиняет (возможно, вполне оправданно) СПС и прочие либеральные явления в пособничестве мировому правительству, и в своих разоблачениях опирается на многие их действия или призывы, особенное значение придавая призыву либералов уничтожить или сократить российскую армию. Я согласен с вредностью осуществления подобного проекта, но совершенно непонятно, почему Стариков, выступающий против демилитаризации, защищает нынешнее правительство, при котором армия переживает далеко не лучшие времена. Хоть правительство недавно повысило зарплату военным примерно в два раза, а также наделило их сертификатами на покупку квартир, рано подобно Старикову аплодировать правительству за поддержку армии и рассматривать высокую зарплату военнослужащих в качестве гарантии российской суверенности. Повышение зарплат – это, несомненно, хорошо, если бы оно не было осуществлено за счет отказа от закупок военной техники. Странно, почему некоторые генералы отказываются принимать участие в военных парадах, а общественность говорит о необоснованном сокращении группировок войск, недостаточном финансировании оборонно-промышленного комплекса. И еще… Если правительство решило выбрать для повышения одно профессиональное сообщество, в то время как другие обошло вниманием, этому есть причины. Более вероятно, что власть поддержала армию, а не врачей и не учителей, именно потому, что только армия способна … защитить власть от народа, все сильнее проявляющего недовольство ею. Истеблишмент понимает, что армия – единственный возможный буфер между ним и обществом, защитный пояс, который необходимо сохранить. Военные при сильном желании могут устроить вооруженный мятеж, в чем власть явно не заинтересована, и поэтому необходимо дружить с ними больше, чем с врачами и учителями, которые никакой опасности не представляют. Вот такими вполне меркантильными соображениями, вероятно, руководствуется власть при поддержке военнослужащих, но не армии как таковой.

    На фоне повышения зарплат военным мы не видим никакого качественного реформирования вооруженных сил. Наоборот, армия значительно сократилась и тенденция ее сокращения, вероятно, будет продолжаться. Повышение зарплат военным и поддержка армии как функционирующего общественного института – вещи несколько разные. В книге Т.В. Грачевой находим следующие сведения. Войска сегодня деморализованы ожиданием увольнения большинства военных из-за кадровой перетряски: были уволены талантливые военачальники, заменены командующие. В результате этих чисток мы получили разрушенную стратегию управления войсками. 80% военной техники изношено и требует замены. Удельный вес современного оружия не превышает 20%, а в армиях, противостоящих РФ, он составляет минимум 60%. От подводного флота мало что осталось. После назначения на пост министра обороны А. Сердюкова началась коммерческая деятельность по распродаже военного имущества, его приватизации. 87% российских офицеров нелояльны к власти. С 1994 г. поступление новой техники в войска ПВО прекратилось и до 2007 г. не возобновлялось. Много городов не защищены от ударов с воздуха. 89% всего добываемого в стране газа проходит через один район, где пересеклись 17 газопроводов; стоит только ударить по этому «кресту», и сразу возникнет катастрофа в электроэнергетике европейской части России. В 2009 г. из 238 штатных войсковых полигонов был ликвидирован 131 учебный центр различных видов и родов войск, а численность личного состава уцелевших полигонов и учебных центров уменьшена вдвое. Программа выпуска ракет сорвана из-за отсутствия финансирования. За путинский период военно-морской флот сократился на 60%: из 62 атомных подводных лодок с баллистическими ракетами осталось 12, из 32 сторожевых кораблей – 5, из 17 эскортных боевых кораблей – 9 (в строю только 3). Из 1800 боевых самолетов еще советского производства 1200 нуждаются в капитальном ремонте, а у многих пилотов ВВС России налет не дотягивает даже до минимальной нормы – 50 часов в год вместо 120, в авиации почти нет летчиков первого класса. Количество вертолетов сократилось: 1991 г. – в строю 2500 вертолетов, 2001 г. – 1000 вертолетов, 2006 г. – 600 вертолетов. За путинское время до 2010 г. армия получила всего 114 новых танков Т90, 20 самолетов СУ27, 6 модернизированных СУ25, и 3 самолета ТУ160. Д. Медведев наделил Р. Кадырова полномочиями главнокомандующего всех сил антитеррора на Северном Кавказе, что есть унижение российской армии [3]. Ю. Скуратов утверждает, что Путин является продолжателем дела тех, кто продал Западу наши оборонную промышленность, стратегические разработки и прочие жизненно важные для страны ресурсы [4]. С.Г. Кара-Мурза пишет об открывающем воздушное пространство РФ для авиации врага демонтаже системы радиолокационной разведки ПВО, приводит данные о серьезном падении профессионального уровня летчиков, об отсутствии должной поддержки отечественного самолетостроения и кораблестроения, что ведет к деиндустриализации обороны, а также о многомиллиардном оттоке капитала из России. Согласно С. Кара-Мурзе и его соавторам, начавшаяся со времен реформ тенденция разрушения основы обороноспособности, да и вообще страны, продолжается и сегодня, несмотря на приток нефтедолларов, а стратегия обворовывания населения обогатилась незаконным проектом монетизации льгот (перевод социальных услуг в денежную компенсацию, капитализация льгот), приводящем к их сокращению и к еще большему отходу от остатков социалистической общественно ориентированной политики [5]. Кстати, глупо думать, как это делают некоторые путинские приверженцы, будто в стране, в которой нет высокотехнологичного промышленного производства, есть серьезное оборонное производство; оборонка едва ли может в разы превышать уровень промышленности, и степень развития одного способна выступать пусть неявным, лишенным математически точной объективности, но все же показателем степени развития другого. Видимо, забыли наши власть предержащие слова Александра Третьего о том, что у России нет союзников, кроме ее армии и флота. Как бы не пришлось отмечать 75-летие победы в ВОВ новой оккупацией России.

    Ведя речь о приглашении Россией войск НАТО на празднование победы во Второй мировой войне, Стариков убеждает нас, что участие НАТО в московском параде выгодно России, так как не дает возможности им переписывать нашу историю; мол, участвуя, они как бы соглашаются с тем, что Советский Союз тоже воевал и победил. Однако именно войска Советского Союза (ныне России) имеют полное право проводить парад в честь победы, но уж никак не войска Англии и США, которые в годы ВОВ были заинтересованы в поражении СССР. Ссылаясь на красоту и качество проведенного парада, Стариков делает вывод о том, что с армией в России все в порядке. Создание такой взаимосвязи о качестве парада и отсутствии ослабляющей армию реформы выглядит крайне глупо и безрассудно. Красота и фееричность мероприятия нисколько не указывает на состояние в стране той сферы, к которой мероприятие приурочено. Некоторые коммерческие фирмы, работающие недостаточно успешно, а потому не отличающиеся обладанием большого капитала, специально тратят почти последние деньги на аренду дорогих богато обставленных офисов только для того, чтобы у потенциального клиента сложилось впечатление об успешности данной фирмы. Такую же видимость может создавать парад.

    Несмотря на то, что Стариков признает проблему коррупции в стране и далеко не идеальную экономическую систему, а также обвиняет такого государственного деятеля, как А. Чубайс, в лоббировании интересов мировых банкиров, он ни в коем случае не хочет видеть в путинской системе проглобалистскую модель. Но если система такая державная и национально ориентированная, зачем тогда держат Чубайса (который, кстати, входит в международный совет американского банка J.P. Morgan Chase)? Неужели не могут ничего с ним сделать? Не могут или не хотят? По заверению Старикова, не могут, ибо власть наша пока недостаточно суверенна, однако медленно, но верно обретает суверенитет. Хотелось бы верить, но… Покуда власть позволяет себе в каких-то нюансах противостоять США, то уволить Чубайса для нее не будет особой проблемой. Апеллируя к недостаточной суверенности власти, утратившей свою автономию во времена перестройки, можно объяснить не только «феномен Чубайса», но и любые проблемы России (болонский процесс, ювенальную юстицию, сырьевую экономику и многое другое), что, собственно, автор и делает, когда заявляет, будто СМИ, финансы и образование федеральной властью не управляются. Просто удачная объяснялка. А на то, что те же самые ювенальная юстиция и вступление в ВТО лоббируются депутатами от Единой России, наш аналитик особого внимания не обращает.

    Заверение Старикова о том, что российская верхушка посредством Чубайса как связующей нити имеет возможность вести переговоры с закулисой, выглядит малоубедительно. Вряд ли целесообразно рассматривать Анатолия Борисовича в качестве почтового голубя, который переносит сообщения от федеральной элиты России к своим заокеанским патронам и обратно. К тому же никто не отменял межгосударственные переговоры, на которых собираются представители различных стран и общаются напрямую. Если не будет Чубайса, Медведев не окажется на необитаемом острове, лишенным средств связи и почтовых голубей; у него останется возможность общаться с Обамой – тем же представителем наших заокеанских «друзей». И институт посольства никто не отменит. Я согласен со Стариковым в том, что отсутствие борьбы с Чубайсом есть показатель лояльности к США, и в том, что отставка Чубайса была бы сигналом выхода России из-под контроля. Но я не согласен в необходимости продолжения демонстрации этой лояльности. Тем более что в другом своем интервью (03.10.2011) Стариков призывает власть к более активному и прямолинейному достижению российского суверенитета, также декларирует для вектора развития принцип «три шага вперед и ни одного назад» (10.12.2011), критикует власть не за увольнение Кудрина с поста министра финансов, а за то, что он там вообще работал (23.01.2012), и это противоречит его вышеприведенной позиции. По-настоящему активные и прямолинейные действия не предполагают компромиссов. С другой стороны, я уверен, что в случае отставки Чубайса Стариков не преминул бы зааплодировать нашей власти, несмотря на россказни о нужности того положения дел, которое есть сейчас. Соответственно, оставили Чубайса – хорошо, убрали Чубайса – тоже хорошо.

    Стариков из ложной предпосылки о том, что российской власти пока не удалось получить контроль над собственной системой образования, делает вывод, будто А. Фурсенко является проамериканской фигурой (29.05.2012), в отличие от правительства в широком смысле слова. Набирается ряд высших должностных лиц, которых Стариков обвиняет в американизме – Чубайс, Кудрин, Фурсенко (и на этом список не заканчивается). Факты его прижимают, не дают возможности положительно отзываться о власти и продолжать следовать манипулятивной логике «добрый царь – злые министры», и он вынужден со временем делать такие выводы, но при этом активно защищать Путина с Медведевым. Нельзя критиковать деятельность министров и оставаться лояльным к государю, так как они являются не самостоятельными единицами, а исполнителями воли государя. Если бы у нас каждый чиновник был выборным, и при этом народ оставался дезинформированным, власти пришлось бы окружить себя антипатриотами, так как велика вероятность, что ничего не понимающие в политике люди останавливали бы свой выбор на недостойных кандидатах. Но когда руководители правительства сами вольны авторитарным путем назначать тех или иных министров, используемая Стариковым уловка о пятой колонне, да еще и влиятельной пятой колонне, просто не работает. Я не удивлюсь, если очередные уступки Америке вынудят Старикова вообще всех членов правительства РФ обвинить в американизме,… но только не Путина с Медведевым. Они для него навсегда останутся патриотами и образцами для подражания. Только непонятно, зачем эти патриоты окружили себя такой толпой антипатриотов. Да, Путин/Медведев хорошие, только вот не дают им править всякие американисты – законы принимают антинародные, в СМИ слишком сильно Путина/Медведева расхваливают и микрофона оппозиции не дают, коррупцию развели на общефедеральном уровне, в ВТО вступили, Болонскую систему ввели, усилили имущественный разрыв между самыми богатыми и самыми бедными и натворили еще много того, к чему Путин/Медведев отношения не имеют. Сидят они – бедные – где-то в подземелье без воды и еды, а за них тут пятая колонна правит. Но они все равно молодцы, просто выбраться не могут.

    В своих многочисленных выступлениях Стариков удивительным образом находит аргументы для защиты властных кругов даже тогда, когда факт совершенно однозначен, и никакая адвокатура не поможет. Известно, что российская власть отдала часть островной зоны Китаю – причем именно той, территория которой обеспечивала сдерживание возможной агрессии со стороны Китая. Ранее, в 2005 г., Единая Россия ратифицировала соглашение о передаче Китаю территории Хабаровского края площадью 337 кв. км. Взамен Россия не получила никакой компенсации [3]. Стариков объясняет отдачу островной зоны как меру примирения с Китаем, предотвращающую войну России с Поднебесной, лишение Китая повода напасть на нас. Во-первых, ничто не говорит и не говорило о готовящейся войне; китайцы отлично понимают, что США хотят их стравить с Россией. Во-вторых, при планировании военного конфликта такая глупая уступка не предотвратит столкновение, а, наоборот, даст повод Китаю в очередной раз усомниться в российском могуществе и, соответственно, потребовать от России еще что-нибудь. Тот, кто уступает, не пугает противника своей уступкой, которая-де указывает на богатство уступающего, при обладании которым он готов пойти на щедрый дар, не боясь из-за этого обеднеть и хоть сколько-то потерять свою мощь. Этот подарок нельзя рассматривать через призму потлача – индейского праздника, когда в хвастливом стремлении показать своё могущество северо-западные племена раздаривали неприятелям самые ценные вещи. Наконец, тот, кто безвозмездно уступает, не задабривает противника, не переманивает его на свою сторону, не склоняет его к неким обязательствам по отношению к себе в виде ответного подарка, а, наоборот, расписываясь таким образом в собственной слабости (не в могуществе), пробуждает в противнике еще больший аппетит – такую банальную истину мы можем найти почти в любом учебнике по конфликтологии.

    Абсолютно справедливо критикуя ювенальную юстицию, захлестывающую современную молодежь потребительскую культуру и прочие нелицеприятные тенденции, Стариков почему-то не признает за властью лепту, вносимую в развитие этих тенденций или хотя бы ее молчаливое согласие на их развитие. Обоснованно ругая Ельцина за развал страны, он положительно оценивает инициативу Бориса Николаевича поставить в качестве своего преемника Путина. Хочется спросить у Николая Викторовича: «А вообще это нормально, когда будущего президента выбирает не народ, а нынешний президент? Нормально, когда руководитель страны просто плюет на мнение избирателей?». Видимо, вполне нормально. Стариков прав в том, что руководители страны должны показывать пример уважения к Конституции, но он демонстрирует вопиющую неправоту, когда говорит об уважении к Путину за то, что тот не стал изменять Конституции, отказавшись от третьего срока. Не остался на третий срок, но из правительства не ушел и продолжал быть номер один в деле руководства страной, а впоследствии и третий срок получил. Зато массу статей Конституции система Путина нарушает, что Николай Викторович в упор не видит. Та же самая статья 31 плачет где-то в углу, а Стариков обвиняет выступающих в ее поддержку несогласных в работе на «демократизаторов». Может быть, они (конечно же, не все) и вправду продались западу, но убежденность в их продажности нисколько не оправдывает нарушение правительством данной статьи.

    Стариков выделяет три основных требования к элите (24.09.2010): 1) верность стране и ее руководству, 2) понимание происходящих процессов, 3) умение генерировать политические интриги. С помощью приведения этих требований автор объясняет клановость нашей элиты. Мол, Путин отбирал ведущих акторов среди своих друзей и знакомых, так как именно им он может верить. Во-первых, дружеские отношения далеко не всегда гарантируют невозможность предательства, тем более если они сопряжены с большой властью и большими деньгами, а соответственно, с растущими амбициями. Наконец, я даже себе полностью доверять не могу и не знаю, как мои личностные особенности трансформируются, если вдруг я пополню властные круги. Во-вторых, сегодня (да и, наверное, вообще) верность стране и руководству – это не одна верность, а две принципиально разные верности. Быть преданным и народу и антинародной власти одновременно невозможно, с чем, правда, Стариков категорически не согласен, ибо путинскую власть антинародной не считает. В-третьих, с помощью предоставленного им объяснения можно оправдать, собственно, не только отсутствие социального лифта и клановость федерального истеблишмента, но и практически любую форму не просто авторитаризма, а тоталитаризма.

    Особенно глупо выглядят насмешки Старикова над несогласными. На одной из встреч со своими читателями (02.11.2010) он заявил, что акции 31-го числа – попытки получить возможность безобразничать где угодно. Безобразничать – отличная формулировка! Да, есть у нас оппозиция, мягко скажем, крайне безобразная, но в словах Старикова мы слышим обобщение; он ведь говорит не об отдельных активистах «стратегии 31», а в целом. В другом своем выступлении (21.02.2012) активистов «стратегии 31» он назвал нарушителями. Нарушителями чего? Эти «нарушители» борются с настоящими нарушителями, которые запрещают публично высказывать свое несогласующееся с позицией власти мнение. Стариков рекомендует активистам «стратегии 31» проводить митинги на кольцевой автодороге, где проезжающие машины будут мешать им митинговать и тем самым нарушать конституционный закон, позволяющий проводить митинги там, где хочется. Также он предлагает проводить митинг в квартире, хозяин которой, не пустив активистов, нарушит их конституционное право. В этой шутке проскальзывает обычный софизм. В конституционной статье не говорится о возможности проведения митингов там, где захочется, а потому шутливое высказывание Старикова совершенно неуместно; неимение аргументов он скрывает за сарказмом. Он просто переводит разговор на другую тему, иронизирует над тем, что не поддается иронизации, и совершенно не оппонирует справедливому оппозиционному мнению о том, что власть часто безосновательно запрещает мирные шествия и демонстрации (или оказывает давление на мирных демонстрантов) и тем самым нарушает данную статью.

    Также неуместно обвинение Старикова оппозиционных активистов в непринципиальности, которую он усмотрел в следующем «несоответствии»: активисты сначала заявили о своем намерении постоянно выходить на митинги 31-го числа каждого месяца, после чего они якобы свернули эту акцию и переориентировали свою деятельность на борьбу с нечестными выборами. Хочется узнать, о каких активистах идет речь. Неужели обо всех? В Омске, например, люди до сих пор даже 31-го декабря митингуют. Значит, не свернули лавочку. И в чем непринципиальность? Некоторым оппозиционерам на данный момент времени показалось, что борьба за честные выборы стала актуальней борьбы за право на мирные выступления, и ничего предосудительного в этом нет. К тому же активисты, как правило, удостаивают своим вниманием обе акции. И уж совсем неясно объяснение Старикова этой «непринципиальности»; мол, акции в защиту статьи 31 были малочисленны, а потому неэффективны в деле раскачивания государственности, и поэтому американцы дали указание оппозиции переориентироваться на более массовые протесты в отношении выборов. Я готов предположить, что это так в отношении некоторых либералов, но ничто не позволяет нашему аналитику обобщать, экстраполируя данное мнение в целом на практику борьбы за мирные выступления и на задействованных в ней оппозиционеров. В этой практике принимают участие не только либералы и всякие провашингтонские персоны, но и принципиально антиоранжевые деятели.

    На своем семинаре «Школа блоггеров-патриотов» Николай Викторович анализировал знаменитую в оппозиционной среде фразу «Единая Россия – партия жуликов и воров». По словам Старикова, в любой партии найдется хотя бы один жулик и вор, в каждом коллективе есть хорошие и плохие люди, и таковая истина еще не дает права называть партию соответствующим образом. Понятно, что Николай Викторович пытается указать на некое обобщение выражаемое в слове «все», поскольку фраза «партия жуликов и воров» как бы автоматически подразумевает, что ни одного честного человека в данной партии нет. Однако для того, чтобы назвать так некую партию или общественное объединение, вовсе необязательно, чтобы она сплошь (на 100%) состояла из воров и жуликов; достаточно, если она отправляет большое количество соответствующих деяний и если ее удельный вес отличается соответствующими личностями. Поэтому такая попытка отвести удар от Единой России представляется необоснованной. Каким образом партия себя зарекомендовала, такого названия она и заслуживает. А Единая Россия успела себя зарекомендовать если и не в качестве партии жуликов и воров, то в качестве партии, большая часть дел которой могут квалифицироваться соответствующим образом. В конечном счете, следуя логике Старикова, можно смело сказать, что если в рядах КПРФ найдется хотя бы один не коммунист, то КПРФ – не партия коммунистов.

    Н. Стариков при разговоре о коррупции использует примерно ту же логику, что при попытке отвести обвинение в жульничестве и воровстве от партии власти. Так, на одном из выступлений (30.06.2011) он заявил, что если все правоохранительные органы коррумпированы, то и все население тоже. Но такая причинно-следственная связь ложна. Да и никто не говорит о стопроцентной коррумпированности органов охраны правопорядка; конечно же, среди всех сотрудников полиции найдется не один и не несколько милиционеров (!), которые честны и неподкупны. Однако есть смысл говорить о том, что коррупция стала неотъемлемым элементом современной системы, и на это указывает множество фактов. Но Стариков почему-то вместо уделения внимания этим фактам предпочитает защищать систему.

    Николай Викторович убежден, что в отношении нашего правительства с помощью Интернета и новых технологий раскручивается демоническая пиар-кампания. Особенно убийственно выглядит его фраза о том, что российские СМИ не принадлежат российской власти (27.10.2011). Интересно, о какой пиар-кампании следует говорить, если оголтелая реклама Единой России не сходит со всех ведущих и не только ведущих теле и радиокомпаний, а оппозиция не обладает практически никакими информационными рычагами влияния? [6]. Негоже заявлять о неподвластности российских СМИ федеральной власти, ссылаясь на проамериканские вещания «Эха Москвы» и еще пары каналов, которые в океане СМИ России не занимают никакого серьезного пространства. Да, в нашей стране, помимо оппозиционных акторов, работают специально нанятые тролли, задача которых – склонить общественное мнение к мысли, что «Америка нам поможет». Но по сравнению с громадным властным ресурсом СМИ возможности этих троллей ограничены. Власть – единственная инстанция, которая способна в России качественно заниматься пиаром, что она и делает. Слова Старикова не указывают ни на какой зловещий пиар со стороны оппозиции, а сами являются пиаром. Поскольку оппозиция не едина и представляет собой совокупность людей и групп, придерживающихся совершенно разных идеологических позиций, крайне неверно помещать всех под одну гребенку. Это типичный манипулятивный прием. Довожу до сведения Николая Викторовича, что не все несогласные являются приверженцами либеральной идеологии и вряд ли каждый оппозиционный лидер управляем из Лондона или Вашингтона. Среди них встречаются активные антиглобалисты. И хоть Стариков ради выявления истины предлагает методологический прием, заключенный в вопросе "кому выгодно то или иное событие?", впору спросить "кому выгодно творчество самого Старикова?". Ответ напрашивается сам собой – в первую очередь оно выгодно российской власти. Что и требовалось доказать.

    Особенно смешным выглядит комментарий Старикова о согласовании либералов с властью сделать неподконтрольный государству телеканал. Николай Викторович заявляет, что «государство это и есть общество», а потому никакого канала, неподконтрольного государству, быть не должно. Мол, канал, который не контролируется государством, не контролируется и обществом (27.04.2012). Бред сивой кобылы. И не просто бред, а манипуляционный бред, призванный искусственным сближением общества и государства сформировать некое единство, а не антагонизм, и таким образом в очередной раз спасти государство, выгородить его, показать на его «нашесть». Общество и государство – совершенно разные явления, и общество (если оно гражданское, а не стадно-конформное) обязано оказывать на власть давление. Грош цена ангажированному властью телевидению, ибо степень ангажированности обратно пропорциональна степени объективности телеинформации. Защищать такое телевидение – значит защищать массивы дезинформации и одноголосицу. Я, конечно, не питаю никаких иллюзий в свободе и объективности информации, транслируемой по тем каналам, которыми, возможно, станут управлять оппозиционные либералы, но таким способом, сравнивая плохое и худшее, нельзя оправдывать власть и принадлежащее ей медиа-пространство. Стариков из выступления в выступление повторяет, что власти необходимо подчинить себе СМИ. Я же повторяю, что власти не нужно подчинять СМИ, поскольку они итак подчинены по самые уши.

    На обвинения Путина в пособничестве дяде Сэму Стариков отвечает следующим вопросом: если Путин работает на США, то почему он до сих пор не сдал им Россию? Вопрос вполне уместен, но с таким же успехом можно спросить у вопрошающего, видящего в Горбачеве и Ельцине предателей: если они предатели, то почему они в свое время не отдали страну? У них для этого была масса времени и возможностей. На вопрос «если российское правительство действительно противостоит англосаксонскому гегемонизму, почему оно напрямую не говорит правду?», Стариков отвечает примерно следующее. Мол, в политике правда в той форме, какая она есть, не говорится, поскольку законы политической дипломатии – нечто иное, чем правила межличностного общения (хотя в другом выступлении он представляет в качестве хорошего правителя того, кому неважно мнение о себе Вашингтона и Лондона). И добавляет, что для информирования общества необходимо лезть в дебри и говорить правду обо всем, в том числе о вкладе англосаксов в подготовку и проведение февральской революции и в приход Гитлера к власти [7]. Ну а в чем, собственно, проблема? Хватит наконец, пользуясь «законами» политической дипломатии, проявлять мягкость при общении с геополитическими противниками – да еще так, чтобы дезинформировать или недоинформировать собственный народ. Дипломатия нужна Америке в одностороннем порядке. США, не утруждая себя дипломатическими действиями, требуют дипломатии от других по отношению к себе. Они напоминают в этом матерого гопника, который сам поступает волюнтаристски и совсем не «по понятиям», но не забывает требовать, чтобы его противник (жертва) поступал в отношении к нему «по понятиям». Мы же робко стоим перед ними подобно ученику, склонившему голову перед строгим учителем, пытаемся в чем-то оправдаться, тем самым ставя себя в зависимое, а потому заведомо проигрышное положение. Англосаксы ведь перед нами и перед всем другим миром ни в чем не оправдываются, хотя если они покопаются в сокровищнице, которую именуют своей душой, то найдут массу интересных фактов, заслуживающих отдельного внимания. Но они этого делать не собираются, предпочитая копаться в сокровищницах российской души и извлекая оттуда малопривлекательные для России факты, в том числе выдавая мифы за факты. Так почему мы должны позорно нести эту ношу, да еще лукаво признаваться в своей вине там, где наша вина недоказана? Лучше отказаться от дипломатии, которая требует не только недоинфомированности, а еще и дезинформированности собственного народа, ибо спускаемая сверху ложь ломает сознание и мировоззрение народа. Тотальное непонимание происходящего – одна из главных современных проблем. Власть не просто с этим непониманием не борется, а всеми силами поддерживает его. Даже когда она стала говорить про глобальные процессы, ее вербализация охватывает не всю правду, а всего лишь полуправду, к которой примешивается ложь. Наполнение информационного пространства ложью лишает людей возможности логически правильно мыслить; логика при правильных данных позволяет получить правильный результат мышления, а при неправильных, сфальсифицированных, результат будет соответствующим. Ложь и незнание идеологически пленят людей, и в результате просвещения фундированное на мифах пленение рухнет. Но просто понять, что нас обманывают, недостаточно для профилактики обмана в дальнейшем. Необходимо помимо просвещения перейти к активным национально ориентированным действиям.

    Если бы правительство противостояло тем силам, которые стремятся утвердиться в качестве мирового полицейского, оно не стало бы закрывать глаза на издание и тиражирование учебников, где, например, вместо Жукова и Рокоссовского описывается предательская фигура Власова, да еще и без всякой критики. Пора уже отказаться от манипулирующей политики и перейти к информирующей политике. Пора уже начать говорить всю правду, в том числе не только в СМИ, но и в учебниках по истории. Конечно, ТАКУЮ правду следует давать постепенно, маленькими порциями, чтобы не шокировать реципиентов, явно не готовых к ней. Наконец, по-настоящему информированный народ в условиях действительно народно ориентированной политики, оказывая давление на власть, будет в большей степени направлять вектор своего давления в нужное, национально ориентированное, русло, а не в русло либерализации, как это делает львиная доля нашей оппозиции, плохо понимающей реальную политическую ситуацию в мире. Люди не противодействовали развалу СССР не только вследствие своей конформности или слепой веры в действия руководства, но еще и вследствие непонимания происходящих событий. Понимание у них не возникало не потому, что они были глупы, а потому, что те, кто диктовал правила деятельности для телевидения, радио и газет, воздерживалась от предоставления и тиражирования настоящей информации. Нельзя повторять прежние ошибки (и сознательные «ошибки»). Наполняющая информацион-ное пространство ложь не позволяет людям предсказать последствия их политических решений, а также и последствия поддержки оранжевых лоббистов. Поэтому не представители власти должны говорить о неготовности нашего общества к демократии, тем самым оправдывая выстроенный ими режим; чья бы корова мычала. Ведь в том числе усилиями этих власть имущих аннигилировались народная гражданственность, политическая активность, информированность, правосознание – в общем, те качества, которые необходимы демократическому и национально ориентированному обществу. И не наблюдается никаких подвижек со стороны власти в сторону роста этих качеств. О чем тогда можно говорить?

    В иные времена власть всеми силами аннигилировала гражданственность, осуществляла лживые медиа-инъекции, а потом заявляла, де, народ ничего не понимает в политике, поэтому нужно ограничить избирательное право; все то же перекладывание с больной головы на здоровую. Вместо использования этого псевдооправдания и одновременного зомбирования людей дешевым китчем и ложью лучше бы чиновники посредством системы масс-медиа предприняли курс на обучение людей анализировать, как того стоит требовать и от вузов. Наконец, псевдооправдание, о котором я веду речь, не только якобы сваливает вину с правительства на народ, а само по себе является зомбированием, очередной манипулятивной медиа-инъекцией. Стадом, естественно, управлять легче, чем информированным народом, но здесь целесообразно говорить о расстановке приоритетов. Если правители, сбрасывая в ментальное пространство населения ложь и дезинформацию, управляют нами как стадом, следовательно, они заинтересованы не в умном народе, который был бы ориентирован на реализацию многих национально созидающих ценностей, а всего лишь в собственной безопасности и в сохранении своего привилегированного положения. Наконец, реализуя стратегию оглупления людей, они рискуют, что найдется кто-то другой, который будет более виртуозно воплощать стратегию лжи и манипуляций и привлечет широкие массы на свою сторону.

    Кроме того, заворовавшаяся чиновничья когорта и провластный олигархат самим фактом своего колоссального материального превосходства затушевывают в народе любовь к своей стране; люди, взращенные в лоне потребительской идеологии и с завистью смотрящие на богатство чиновничества и олигархата, не особо хотят воевать за свою страну, в которой правит бал несправедливость, и уж тем более за господствующую власть. Явно наши прадеды сложили свои головы в топке мировой войны не для того, чтобы на страданиях и достижениях победившего народа кучка людей набивала карманы и при этом еще активно дискредитировала историю всякими курсами на десоветизацию. Действия власти идут вразрез с ее риторикой, и это становится понятным многим, поэтому возникает коммуникативный барьер между властью и людьми, которые перестают принимать всерьез ее слова. Противоречия между властью и обществом становятся, пожалуй, серьезнее, чем противоречия между властью и мировой корпоратократией. Соответственно, истеблишмент, усиливая эти противоречия, только отвращает народ от себя и страны, а часть людей в условиях недоинформированности поворачивает к прозападной либеральной риторике.

    В начале 2012 г. шли активные обсуждения законов о возвращении выборности губернаторов и о снижении требований к партиям, то есть хотя бы частичной демократизации страны. Стариков узрел в этих законах опасность, которую аргументировал следующим образом. Мол, в каком-нибудь регионе главенствующий пост займет человек не от правящей партии, а от какой-либо другой, то есть неподконтрольный федеральной власти. И если вдруг он начнет гнуть антироссийскую политическую линию, президент его не сможет снять с должности; сегодня, говорит Стариков, не работает механизм отзыва депутатов, и для иллюстрации данного тезиса ссылается на депутатов, которые ходят в американское посольство, и власть ничего не может с ними поделать (22.03.2012). Не надо опять кривить душой. Все управленческие рычаги сконцентрированы у партии власти, и если она не снимает с должности такого сепаратиста, она это делает не по отсутствию возможности, а по непонятной целесообразности. Назначать своих, продавать высокие должности, нагло давить оппозицию она в состоянии, а снять с должности того или иного депутата состояния не хватает; абсурд. Наконец, негативное отношение к возвращению выборности губернаторов – это очередной плевок в души народа, поскольку лейтмотив следующий; пусть власть назначает и убирает, а не народ, ей виднее. А как тогда относиться к не отмененному, но ставшему утопическим конституционному положению о том, что вся власть принадлежит народу? На фразу Старикова «президент страны должен обязательно иметь возможность снять человека, который ведет свой регион не в ту сторону» отвечу так: народ страны должен обязательно иметь возможность снять президента и его администрацию, которые ведут страну не в ту сторону.

    Снижение требований к количеству членов партий – весьма интересный шаг. Теперь минимальное количество членов упало с 40 тысяч до 500 человек. Стариков видит в этом регресс, поскольку данное нововведение внесет в российский народ разброд и шатания. Но пусть Николай Викторович не волнуется, ибо не важно, сколько в стране партий и как легко создать новую партию, а важно, сколько из них имеют доступ к широким СМИ. Если большинству этих партий не предоставят микрофон, о них знать будет небольшая кучка народа. На лидирующей позиции все равно останется Единая Россия, и свое лидерство она обеспечит не массивом реализованных добрых дел, а всего лишь своей известностью. Что уж тут говорить, Единая Россия – далеко не безвестная партия. Она перестала быть популярной, так как масса бывших ее апологетов в ней давно разочаровались, но по части известности она не уступит никому. И, соответственно, на ее фоне все новые партии приобретут invisible-статус. Возможно, ход на многопартийность (при таких условиях) сделан для оттока оппозиционных голосов. Так, если раньше оппозиция голосовала за КПРФ, ЛДПР, Справедливую Россию, то сейчас голоса разойдутся по другим партиям, чем понизят рейтинг вышеназванных партий и децентрализируют итак децентрализованную оппозицию. Разброд и шатания начнутся в ней, что партии власти крайне выгодно.

    Закон о выборности губернаторов, при условии его реального функционирования, – это не шаг в сторону сепаратизма, как считает наш аналитик, а небольшой шаг в сторону частичного ослабления режима, пропитанного антинародностью. Наконец, кто выбирает сторону, по которой необходимо двигаться? Президент? Но ведь президент может, не хуже губернатора-сепаратиста, отправлять антинародную и проамериканскую политику. Выбирать и решать должен народ. Но ему решать не дано, и отсутствие этого решения скрывается за намеками об отсутствии у народа необходимой информации. Опять же – кто в этом виноват? Не только ведь народ, погрязший в пучине меркантильно-развлекательной повседневности, но и власть, не просто не стремящаяся вытащить его оттуда, а даже активно помогающая ему оглупевать; для проверки этого тезиса достаточно включить телевизор и ужаснуться количеству транслируемых пошлых и глупых передач и ток шоу. Граждански активный и информированный народ едва ли станет голосовать за человека, который намерен отправлять политику, несовместимую с национальными интересами. Наконец, даже если такое произойдет, в условиях реальной демократии тот же народ вправе его снять с ответственной должности, о чем Стариков забывает, распаляясь о катастрофе относительно невозможности президентским решением снять губернатора-сепаратиста.

    Также он предлагает наделить правом избирать в федеральное собрание только тех, кто участвовал в местных выборах, а наделить правом выбирать президента только тех, кто участвовал в выборах в федеральное собрание. Причем возрастной ценз при выборах в федеральное собрание предлагает повысить с 18 до 21 года, а при выборах президента – до 35 лет, плюс предоставить избирательное право только тем, у кого есть дети (12.03.2012). А что делать с остальными? Их предлагается лишить права избирать; мол, их выбор слишком инфантилен. Это предложение носит неприкрытый дискриминационный оттенок. Семейное положение и возраст не являются однозначными критериями, поскольку можно найти массу далеко отошедших от гражданственности немолодых семейных людей. Кстати, именно молодежь является самой политически активной категорией. Даже если общество на всех своих уровнях погрязло в потреблении, пассивности и конформизме, как это наблюдается сейчас, все равно молодежь в своей совокупности более активна других возрастных групп. Молодежь более идеалистически и нонконформистски настроена, о чем говорят данные социологов и психологов. Молодым людям обычно нечего терять, они пока не встали на ноги, не обзавелись детьми, а потому позволяют себе проявлять активность в политической жизни. Лишив молодежь права выбирать, ликвидируют политическую волю почти всего общества. Поэтому в инициативе Старикова повысить нижнюю планку электорального возраста до 35 лет кроется крайне опасный зародыш тоталитаризма. Власть боится молодежи как самой политически активной группы. Недаром во время выборов от некоторых избирательных комиссий требовали отдельной отчетности не о том, сколько пришло пенсионеров на выборы, а о том, сколько пришло молодых людей; о таком требовании мне рассказывал мой друг, который был членом избирательной комиссии.

    После очевидно позорных декабрьских выборов 2011 г. Стариков заявил (10.12.2011), что фальсификации не доказаны судом, а поэтому говорить о них как однозначном факте нельзя. Трудно представить, что Николай Викторович не осведомлен о практически тотальной парализации судебной системы (равно как многих других) властью, в результате которой никакой суд априори не докажет фальсификации. Иногда кажется, что Николай Викторович на острове необитаемом живет и не понимает банальных истин. Поэтому грош цена апелляциям к заключению экспертизы МВД выложенных в интернете роликах, которые демонстрируют выборные фальсификации. Конечно же, подконтрольное МВД заключит, что все эти ролики (как показывающие реальность, так и те, которые созданы проамериканскими деятелями ради нагнетания политической ситуации в России) – фарс. Другого и ожидать не приходится.

    На митингах, по заверению нашего аналитика, кричат об украденных голосах не представители ЛДПР или КПРФ, а те, кто вообще не участвовал выборах. Откуда он это взял?! Мне знакомы как представители различных партий, так и беспартийные люди, разделяющие мнение о фальсификациях. И даже если бы об этом кричали на каждом углу исключительно беспартийные, ни у кого нет морального права сказать, что сетуют на украденные голоса только те, кто не голосовал, поскольку беспартийность и неучастие на выборах – не одно и то же. И даже если западные СМИ вещают о басманном правосудии в России и призывают бойкотировать выборы, нет никакого основания намекать на то, что недовольны результатами выборов только прозападные деятели. Поэтому ссылки на недовольных выборами (точнее, мероприятием под названием «выборы») в России М. Горбачева и Х. Клинтон не говорят ровным счетом ни о чем и тем более не доказывают отсутствие фальсификаций. Недовольство наших геополитических соперников российской властью совершенно не значит, что мы движемся в правильном направлении (хотя у Старикова на сей счет диаметрально противоположное мнение). Эта логика не верна. В случае, когда федеральная власть вяло прогибается под диктат мировых «демократизаторов» и при этом нагло плюет на мнение своего народа, «демократизаторы» будут ее ругать; только не за наплевательское отношение к народу, а за сопротивление Вашингтону. Но эта ругань – показатель недостаточного содействия российского истеблишмента западу, а никак не показатель законности и народности российской власти.

    Если на оппозиционных сайтах шла подготовка к бойкоту выборов задолго до самих выборов, у Старикова есть право заявлять, что независимо от результатов выборов владельцы этих сайтов призваны раскачивать ситуацию в угоду своим заокеанским патронам. Другое дело, что заблаговременная подготовка не выступает прямым и исчерпывающим доказательством для такого далеко идущего вывода. Я допускаю возможность того, что часть подобных сайтов была создана независимыми от запада людьми, которых единоросская политика настолько достала за все эти годы наглости, мерзости и лицемерия, что они просто ничего хорошего от выборов не ожидали. Вот поэтому они заранее стали говорить о нечестности проведения мероприятия, названного выборами. И их пессимистичные ожидания, к сожалению, оправдались. Кстати, среди все тех же медиков, учителей и других работников бюджетной сферы это мнение (а точнее, знание) уже бытовало, так как задолго до выборов многих из них, как и ранее, стали обязывать проголосовать «правильно», угрожая увольнением. Студентов некоторых вузов также обязывали проголосовать за партию власти, угрожая исключением из вуза. Это честно? Вот за счет чего, оказывается, рейтинг партии такой большой – одним заплатили, других как скот вывели на выборный двор. Неудивительно, что разговоры о нечестности «выборов» проявили себя до голосования, хотя, конечно, странно, если видеоролики о фальсификации появились в интернете до оглашения результатов выборов. Однако случаи создания таких фальсификаций фальсификаций, инициированных некими деятелями, заинтересованными в раскачивании лодки и в одурманивании общественности, не отменяют реальных фальсификации выборов.

    Стариков говорит примерно следующее: оппозиция выступает под лозунгом «за честные выборы», но не призывает к пересчету голосов, поскольку знает, что народное волеизъявление привело ее к победе, что пересчет все равно покажет именно ее лидирующее положение. Согласен с Николаем Викторовичем, но стоит задать вопрос: «а насколько честно она победила?». Во-первых, как и обычно, людей заставляли голосовать за конкретных кандидатов и даже дошло до того бреда, что в тех или иных организациях под угрозой увольнения требовали от них предоставить фотографию бюллетеня с галочкой в нужном месте. Во-вторых, в некоторых регионах были замечены так называемые «карусели» - имеющие кучу открепительных удостоверений ребята ездили по разным участкам и голосовали, соответственно, по нескольку раз. Ну и в-третьих, власть своей массированной пиар-кампанией многим настолько промыла мозги, стольких людей превратила в зазомбированную массу, что неудивительно заметить, как алкоголики и гопники искренне отдавали свой голос правящей партии. Стоит обратить внимание на следующее. По многим свидетельствам, «карусели» и угрозы почему-то работали именно на партию власти, а не на какую-то другую политическую силу. Нет сведений, говорящих о том, что на предприятиях заставляли служащих голосовать за КПРФ или ЛДПР. Не встречается информация о вбросах бюллетеней за КПРФ или ЛДПР. Наконец, никакая политическая сила кроме известной нам не способна массово влиять на умы людей, так как никому не принадлежат ключевые теле и радио каналы, а также пространство городского ландшафта, который используют для наружной рекламы. Кстати, перед выборами я неоднократно замечал людей, срывающих на остановках рекламные объявления других партий, а объявление от Единой России оставляющих красоваться. Где здесь честность? На вопрос «зачем это делаешь?» отвечали вполне откровенно «у меня разнарядка».

    Еще одно интересное высказывание Старикова нуждается в комментарии. Он утверждает, будто Россия перешла с третьего места на седьмое по покупке американских облигаций, и приписывает это Путину. Однако данный прогрессивный переход замечен именно в последние годы. Что же Путин делал раньше, во времена своих предыдущих двух сроков? Более чем вероятно, покупка облигаций США Россией упала не вследствие инициатив нашего правительства, а вследствие разразившегося кризиса.

    Н. Стариков ратует за введение уголовной ответственности по отношению к лицам, призывающим к расчленению России. Мне такие призывы, как и ему, кажутся омерзительными, но едва ли стоит в данном контексте вести речь об уголовном преследовании. Это нарушает принцип свободы слова. Каждый имеет свободу говорить, но вместе с тем каждый имеет свободу отвечать на услышанные слова. Если идея целостности страны заслуживает статус императива, нет никаких оснований думать, что какие-либо другие идеи не будут приняты в качестве императивных. Например, с таким же успехом можно сказать об уголовном преследовании лиц, позволяющих себе отрицать негативные для общества и человечества аспекты глобализации или позволяющих себе критиковать нынешнее российское правительство. Слова – это не совсем то, за что необходимо преследовать в судебном порядке. Наконец, кто сказал, что мнение Старикова заслуживает получения статуса императива?

    Также Стариков положительно отозвался о на мой взгляд абсолютно антинародном законе, ужесточающем требования в отношении митингующих (25.06.2012). Он сослался на то, что непозволительно оппозиционерам наносить травмы сотрудникам правопорядка. А сотрудникам правопорядка позволительно наносить травы МИРНО митингующим? Я не раз видел, как это делается, и не только я, поэтому не получится сказать, будто разговоры о полицейском беспределе – оранжистская утка. Несомненно, оппозиционеры (и никто вообще) не имеет права наносить увечья сотрудникам правопорядка, но нельзя использовать эту банальную юридическую истину для легитимации тоталитарных законов. К тому же в основном на митингах именно полицейские идут на насильственные меры, но не оппозиционеры. На скольких митингах я не был, нигде не видел, чтобы кто-нибудь ударил полицейского.

    Я присоединяюсь ко многим положениям Н.В. Старикова относительно того, что должно быть. Например, я солидарен с ним в том, что нефть должна принадлежать народу. Однако Николай Викторович не понимает, что российская нефть не принадлежит народу, что она отчуждена от народа благодаря не только олигархам, но и сращенной с ними власти. Народ не получает никакой компенсации от продажи природных ресурсов, он не устанавливает цены на них, он вообще ничего не решает, хотя единоросский манифест обещал компенсацию каждому гражданину РФ от продажи нефти.

    Если достоверно неизвестны виновные в тех или иных исторических событиях типа массового убийства польских офицеров в Катынском лесу, ничто не дает право категоричным образом обвинять в них кого-то конкретного. Но этим категоризмом любят пользоваться те, кому интересна не истина, а дискредитация истории России. Особенно неприятно то, что российская власть взяла грех на душу, признала вину Советского Союза за убийство этих поляков и просила у Польши прощения. Зачем Кремль признал вину советского руководства, да еще после того, как в антисоветской теории были найдены грубые фальсификации? Ведь признание антисоветской (антироссийской) теории, недоказанной основательно, есть очередной вклад в «великое» дело масштабирования русофобии. Западу именно это и надо, он заинтересован в заполнении исторического пробела тем материалом, который выгоден именно ему, но не России. И «качественное» объяснение этого поступка в одном из своих интервью дает Н. Стариков, буквально превращаясь в адвоката власти. Он представляет современный англосаксонский мир умирающим, к которому наше правительство идет навстречу и, исполняя последнюю волю умирающего, признает за собой то грязное и подлое, что англосаксы хотят от нас услышать. Хорошее объяснение, совершенно не объясняющее мотива оказания помощи такому умирающему. Тем более слышат это признание не только англосаксы, но и весь мир. Ни к чему нам такая слава, заслуженность которой стоит под большим вопросом. Да и хоронить выстроенную англосаксами систему явно преждевременно. В другом интервью Стариков предполагает, что опубликование нашей прокуратурой документов, якобы подтверждающих вину НКВД, было призвано дать возможность опровергнуть обвинение СССР в этих расстрелах. Величайшая софистика сокрыта в этих словах: я признаю свою вину для того, чтобы кто-нибудь потом ее опроверг. Очень логично. Почему же тогда, следуя подобной логике, англосаксы не признают свою вину за многие деяния, в которых их обвиняют? Используя эту же логику, можно также заявить о целесообразности признать все вменяемые России со стороны глобализаторов преступления: чем больше грехов за собой признаем, тем больше возможностей (кому-нибудь) дадим для опровержения признанных обвинений. Абсурд.

    Добавлю, что признание власть имущими ответственности советского руководства за катынское дело ставит крест на дальнейшем расследовании. После того, как данная версия была признана Кремлем, никакой следователь не станет с ней спорить. В ином случае не ангажированному следователю, который придерживается противоположной точки зрения, просто не дадут принять «неудобного» решения. Катынское дело, как и многие другие, имеет статус не научно-исторический, а сугубо политический. В польских лагерях погибали красноармейцы, но Польша не спешит признавать за собой преступления перед Россией. Так почему же нам надлежит каяться, а значит, признавать вину за то, в чем скорее всего мы невиновны?

    Я не пытаюсь осмеять Н.В. Старикова и не преследую цели представить его читателю в образе какой-то выскочки, акцентируя внимание на его неудачных (с моей точки зрения) высказываниях. Я признаю множество его достоинств именно как историка. Его книги – это работы хорошего эксперта по мировой политике. Они достойны прочтения людьми, интересующимися историей и геополитикой. Странность заключается в том, что Н. Стариков, будучи весьма проницательным, умным и глубоким аналитиком в вопросах геополитики, истории и экономики, при разговорах о нынешнем российском правительстве превращается в конформиста, конъюнктурщика, а потому отчасти в слепого горе-аналитика. Российский истеблишмент делает много того, за что должен быть осужден с точки зрения той же самой историко-экономической теории Старикова, однако последний защищает власть во что бы то ни стало и какой бы она ни была. Кажется, он перестанет ее защищать только в том случае, если в один прекрасный момент Путин окончательно разоружит нашу армию и отдаст значительную часть земли американцам. Николай Викторович, отличающийся крайне высокими аналитическими способностями, просто не может так глубоко ошибаться в вопросах оценки действий российской власти. Значит, он не ошибается, а сознательно выгораживает политический истеблишмент России. Хотя следует отдать должное – он все-таки осудил некоторые действия Медведева: поддержку санкций против М. Каддафи, поздравление президентом предателя М.С. Горбачева с юбилеем и курс на десоветизацию. Но все это – ничто по сравнению с массой деяний, которые не поддаются оправданию.

    Кстати, запрет Медведева на въезд Каддафи в Россию не имел никакого смысла, поскольку Каддафи, насколько известно, в нашу страну и не рвался. В этом запрете прослеживается только заискивающее стремление поддержать США. Лучше бы российская власть стремилась к статусу сдерживателя глобализаторов и защитника того мира, который до некоторых пор был самостоятельным. Если одна страна встанет с колен и заявит о своем категорическом неприятии тотальной гегемонистской политики, другие страны наверняка последуют ее примеру. И тогда против наглых захватчиков выступит не один субъект, а союз субъектов. Наконец, в таком случае этот союз смог бы недопустить многие войны и, соответственно, их катастрофические последствия. Не надо играть в героизм, надо становиться героем и привлекать на свою сторону других. Нельзя стоять в стороне, когда глобализаторы медленно, но верно вершат свой проект. Россия должна не заискивать перед глобализаторами, а объединять третий мир против них. Режимы Хусейна и Каддафи пали именно из-за того, что правительства других стран предпочли не вмешиваться, а некоторые правительства, в том числе и российское, предпочло поддержать глобализаторов (санкциями в отношении Каддафи), а не тех, кто с ними борется. И нет такой поддержке никакого оправдания, поскольку любое заигрывание с растущей империей, любой компромисс и уж тем более уступка делают ее сильнее, а нас – слабее. Наконец, сколько можно бояться? Если мы не сопротивляемся вероломству захватчиков, то мы ему потворствуем. Иного выхода, кроме сопротивления, apriori нет. Может быть, Каддафи и был диктатором, причем диктатором, который смог обеспечить отличный уровень жизни своему народу. Но если рассматривать его через призму отношений с глобализаторами, он заслуживает эпитета «герой». Он не поддался, не прогнулся и умер на поле боя. С него надо брать пример, а не с тех дипломатических трусов, которые вместо защиты интересов своей страны и ее народа думают о собственной безопасности и при наступлении критической ситуации сбегут подобно крысам, удирающим с тонущего корабля.

    Стоит обратить внимание на программу инициированного Н. Стариковым Профсоюза граждан России. В ней мы найдем такие пункты, как: сохранение территориальной целостности России и интеграция соотечественников, отстаивание Россией своих экономических и политических интересов на принципах блага для российского народа и справедливости в отношениях между народами, рост благосостояния российского народа в рамках самодостаточной экономики, проведение модернизации экономики для повышения ее эффективности и принятия новой программы индустриализации в потерянных в 90-е годы секторах экономики, гарантирование гражданством России условий для свободного развития всех живущих на территории страны народов с государствообразующим русским народом, равенство всех граждан России перед законом, определяющая роль принципа социальной справедливости в экономической и общественной жизни России, сокращение разрыва доходов между самыми богатыми и самыми бедными гражданами нашей страны, национализация рубля и лишение Центрального Банка независимости от государства, национализация недр России и обрабатывающей промышленности, продажа за рубли стратегических природных ресурсов, достойная обеспеченная старость каждого гражданина России, восстановление промышленного потенциала, поддержка отечественного производителя и противление вступлению России в ВТО, решительная борьба с преступностью и коррупцией, бесплатное образование, стимулирование рождаемости на государственном уровне, поддержка всех традиционных религий, противление пропаганде пошлости, разрушения семьи и получения прибыли любой ценой. Что тут можно сказать, программа хорошая и заслуживающая реализации. Однако пункты этой программы противоречат политической линии современной российской власти, которая не делает никаких видимых шагов для осуществления приведенных положений! Соответственно, совершенно неясно, как можно следовать патриотической и по сути антипутинской программе и при этом поддерживать существующий курс. С таким же успехом можно представить сугубо либеральную программу, восхваляющую свободный рынок и свободную торговлю, и при этом поддерживать КПРФ. Непонятно, для чего Стариков инициировал создание ПГР, а впоследствии и политической партии «Новая великая Россия», да еще и активно пикетировал вступление России в ВТО, если он доверяет власти и поддерживает ее.

    Возникает резонный вопрос: какова истинная цель его профсоюза и партии – недопустить американизации России или просто пропиарить власть под знаменем этого благостного идеала? Да и само название «профсоюз граждан России» выглядит весьма странно. Во-первых, в нем кроется узурпация интересов граждан России в виде намека на то, что деятели данного профсоюза высказываются от имени российских граждан. Во-вторых, настоящий гражданин должен проявлять не конформизм, как ему предлагают деятели ПГР, а, наоборот, сопротивляться властному волюнтаризму. В-третьих, профсоюз как организация призвана защищать права какого-то профессионального сообщества, а ПГР якобы защищает права некоторой абстрактной группы, профессиональный критерий к которой неприменим. Наконец, в-четвертых, деятельность профсоюзов основывается обычно на давлении на властвующие инстанции, которые нарушают права трудящихся, а в деятельности ПГР этого не прослеживается. Тем не менее, я высоко оцениваю некоторые инициативы данной организации. К ним относится инициирование судебного разбирательства над М. Горбачевым, нарушившим закон о сохранении целостности страны (в 1991 г. против Горбачева В. Илюхин возбудил уголовное дело, но оно было сразу же закрыто). К ним относится попытка недопущения вступления России в ВТО. К ним относится попытка давления на посла США в России, основанная на вопросе вмешательства Америки во внутренние дела нашей страны (их недовольство по поводу принятия закона о недопустимости гомосексуальной пропаганды) и вопросе о нарушающем массу законов американском суде над Виктором Бутом. Вот только правительство РФ не шло и не идет навстречу реализации этих инициатив, а потому данные подвижники едва ли должны быть наполнены доверием к власти.

    Парадоксальным выглядит то, что Стариков не называет свою партию оппозиционной. А зачем тогда создавать партию, если не оппонировать существующему режиму? Любая партия является оппозиционной той, которая стоит у власти, и это закономерность политической жизни. Омское отделение «Новой великой России» готовило публичную акцию «марш успеха», в которой планировалось указать общественности на положительные события в городе типа открытия нового гипермаркета, победы омских спортсменов, рождения большого количества детей. Да, это важная информация, и положительные события освещать надо, но… Любая партия, если она не является партией власти, инициирует публичные мероприятия для указания общественности на минусы управления страной, на недостатки, а не достоинства, и это вполне нормально. А таковая акция НВР в своей призванности не возбудить народный гнев, а, наоборот, его успокоить путем акцентирования внимания на достижениях режима, ничем не отличается от акций единоросской «Молодой гвардии». Такие акции актуализируют сплочение людей не столько вокруг Старикова и НВР, сколько вокруг Путина и Единой России. Кроме того, на митинги НВР приезжает пресса, в то время как митинги оппозиции пресса обычно обходит стороной. Когда я задал по этому поводу вопрос стариковцам, они ответили, мол, наша партия никакими привилегиями не пользуется, на митинги оппозиции тоже приезжает пресса, медиа-пространство властью не ангажировано и вообще мы живем в демократической стране. По словам интересующихся деятельностью НВР очевидцев, силовики не оказывают никакого давления на митингующих от НВР и саму НВР. Если на эту партию не оказывают давления, если ее акции освещают в прессе, нельзя делать вывод, что то же самое происходит и со всеми другими партиями, как это делают сами стариковцы. Тут можно делать вывод именно о привилегированности НВР. НВР расширяется благодаря известности лидера и благодаря отсутствию препонов. Да и лидер получил популярность не только благодаря своему аналитическому таланту, но и благодаря все тому же отсутствию препонов. Непонятно, почему книги Старикова продаются такими огромными тиражами; ведь он не является принципиальным новатором в своей области. Да, он пишет простым и легким языком, который поймет любой человек, что способствует широкому охвату. Но не такому широкому, который есть. Кажется, что его специально пиарят, выстраивая все так, будто его популярность – явление само собой разумеющееся.

    При обращении внимания на вышесказанное, на весь предпринятый экскурс по Н. Старикову, возникает предположение, что главной целью всей писательско-просветительской деятельности Николая Викторовича выступает не столько просвещение, сколько выгораживание Путина и его режима, новая реклама новыми способами. Сама же НВР представляется чисто путинским проектом, в котором Старикову отведена роль идеолога и мнимого руководителя. Возможно, хитрый Путин, осознавая, что Единая Россия не вечна, и уважение людей по отношению к ней вряд ли будет расти, предпринял экстраординарный шаг, позволив создать еще одну «свою» партию, которая впоследствии станет лидирующей, и при этом остался в тени, не предоставив ни одного факта, ни одного доказательства, говорящего о путинской проектности НВР.

    Стратегия усиленного разоблачения американской системы вкупе с умалчиванием о преступности ведущих акторов российского режима по меньшей мере лицемерна и однобока. Не стоит сваливать все грехи на заокеанских магнатов, а также горбачевскую и ельцинскую команды, ибо повелители нынешней российской эпохи не просто не безгрешны, а далеко не безгрешны. Если антиамерикански настроенные и пропутински направленные авторы иногда и говорят о коррупции в России, то предпочитают рассматривать ее в сравнении с коррупцией в США. Увлекаясь описанием фактов мошенничества со стороны американского истеблишмента, они как бы плохо видят фактологическое разнообразие коррупционных дел, в которые замешаны российские элиты. Это выглядит примерно так: «да, у нас в стране не все в порядке, да, у нас некоторые чиновники приворовывают, но вы посмотрите, что происходит там!». В результате такого сравнительного анализа утверждается, что в России еще цветочки, и на основе этого утверждения делается совсем уж далеко идущий вывод, согласно которому народу российскому на свою власть чуть ли не молиться надо. Логика, прямо скажу, парадоксальная. Руководствуясь подобной логикой, какого-нибудь мелкого преступника нужно не сажать, а по-геройски увековечивать в памятниках – как рукотворных, так и нерукотворных; – ведь со зверствами маньяка Чикатилы его делишки несравнимы, следовательно, он святой. Не все познается в сравнении…

    Глупо после сопоставления плохого и очень плохого сакрализировать плохое и называть его хорошим. Не менее глупо выставлять американцев и Ельцина с Горбачевым в качестве виновников почти всего, и на основе этого призывать оппозицию к воссоединению с правящими кругами. Мол, сейчас, перед лицом внешней угрозы, неактуально ввергаться в пучину внутриполитических баталий, а необходимо, наоборот, вставать плечом к плечу с партией власти и бороться с оккупантами. Только вот мало аргументов, которые способны убедить в том, что правящая партия действительно борется в этими оккупантами. И, соответственно, непонятно, почему оппозиция должна, объединяясь с «Единой России», идти ей навстречу (само по себе объединение предполагает в данном случае уступку), а «Единая Россия» не должна объединяться с оппозицией, идти на компромисс и в чем-либо уступать. Позиция весьма односторонняя. Подобные пропагандистские призывы, имеющие под собой очень зыбкое основание, являются общими для многих путинцев-антиамериканистов. Кстати, доказывать их пропутинскую направленность не стоит (они в основном работают в «Единой России» или на нее), а вот антиамериканская ориентация, вполне возможно, является некоей идеологической ширмой. Поэтому сам термин «путинец-антиамериканист» весьма условен и отсылает к следующему. Про послушание Путину говорят как слова, так и профессиональная деятельность авторов, а вот про оппонирование Штатам говорят только их слова. Как известно, сказать можно много, язык без костей. Как известно, слова иногда диаметрально противоположны действиям – особенно при рассмотрении едноросской риторики и их деятельности; убедить нас в этом вопиющем несоответствии едроссы за все время своего существования успели сполна.

    Любое эффективное государственное управление должно решать, скажем так, два комплекса проблем. К одному относится обеспечение достойного благосостояния своего народа, а также предоставление именно демократической свободы и возможности влиять на властные решения. Второй комплекс включает в себя сохранение территориальной целостности страны, ее суверенности, рост экономики и создание конкурентоспособности на мировой арене. На первый взгляд кажется, что эти два комплекса являются взаимодополняющими друг друга, но лишь на первый взгляд. Можно привести далеко не единичные примеры самостоятельных стран с хорошим экономическим уровнем, но лишенных гражданских свобод и высокого народного благосостояния. Так что реализация одного комплекса вовсе необязательно автоматически ведет к реализации другого. Сталинская политика противоречила первому комплексу, но очень хорошо обеспечивала второй. То же самое в наше время следует сказать про режим Лукашенко. И Коба в 30-40-е и Батька сегодня сходятся в единой точке неприятия народных свобод и демократических реформ, что характеризует их как антинародных деятелей и диктаторов. Но вместе с тем они взаимоподобны в деле сохранения державной автономности, экономического подъема и территориальной целостности, что позитивно характеризует их как борцов против внешней экспансии. Поэтому, не оправдывая этих деятелей, просто обозначу точку зрения, согласно которой не представляется возможным дать их политической деятельности однозначную положительную или отрицательную оценку. Конечно, сейчас я высказал не в меру редукционистскую мысль, поскольку нельзя таким грубым способом сближать очень разные политические фигуры, однако, несмотря на их кардинальные различия по многим вопросам (степень диктата, режимная ориентация и т.д.), я вижу между ними значительное сходство. И государственности Сталина и государственности Лукашенко свойственен иммунитет как к народному волеизъявлению и вмешательству демоса в государственные решения, так и к внешней угрозе. Путинский режим обладает иммунитетом только к народу, сколько бы ни говорила об усилении независимости России при нынешнем режиме пропутински ориентированная и проамерикански настроенная плеяда.

    Я считаю, что реализацию двух обозначенных комплексов позволяет осуществить правильный политический подход, при котором они будут вступать не в противоречие, а во взаимодополнение. По словам некоторых послушных аналитиков, глупость нашего народа не позволяет власти осуществлять именно демократические реформы, ибо последние ввергнут страну в хаос, при котором все будут перекрикивать всех, потеряется вектор политико-экономического развития, что в конечном счете как раз и приведет к сдаче России в лапы мирового диктата; поэтому, мол, авторитаризм себя оправдывает. Однако для того, чтобы народ не был глупым, необходимо перестать им манипулировать как стадом, сместить акценты в СМИ с лживых манипуляций и дешевого китча на высоконравственные фильмы и правдивые телепередачи. Именно благодаря этому у людей сложится не мнение, а знание о реальном положении вещей в том числе и на геополитической арене. Ведь глупость масс непосредственным образом связана с властью, желающей их сделать глупыми. Да, стадо, наделенное низким интеллектом и тупой жаждой развлечений, не способно управлять страной, не способно анализировать сложившуюся ситуацию, делать качественные прогнозы и принимать верные решения. Будучи меркантильно и эмоционально, а не нравственно и интеллектуально заряженным, охлос сегодня сместит с высокого поста мерзкого и подлого человека, а завтра несправедливо расправится с честным, которого просто кто-то намеренно оклеветал и этой клеветой вызвал в толпе бурю нерационального недовольства. Эта аксиома считается основным управленческим парадоксом, указывающим на гибельную сущность демократии, которая перерастает в охлократию. Но для недопущения охлократии необходим не авторитаризм умных и знающих свое дело (да и вряд ли сейчас у власти поголовно таковые), а информатизация народа вкупе с его окультуриванием путем возгорания зеленого света всему доброму, разумному, вечному, а не безнравственному и потребительски ориентированному. Хоть тот же Стариков недоумевает о недостаточной способности власти переориентировать мир масс-медиа с процессов негативного переписывания российской истории и морально-нравственного растления общественности, вполне оправданно говорить не о ее недостаточной способности, а о ее нежелании.

    Реальное недовольство людьми властью и серьезные социальные проблемы есть повод и плацдарм для осуществления оранжевой революции, ослабления суверенности страны и еще большего ухудшения ее социально-экономической ситуации. Когда власть не только брезгует устранением социальных противоречий, борьбой с коррупцией и многими другими общественно полезными начинаниями, но и, вместо инициирования действительного диалога с народом идет на новые ухищрения манипулятивного толка, у людей возникает большой соблазн ей оппонировать и в том числе объединяться с оранжевыми функционерами. Последние только и ждут социальных ухудшений, способных отвратить людей от власти и повернуть к альтернативному оранжевому проекту, который, как и многие оппозиционные проекты, набирает легитимацию благодаря росту общественной напряженности и преступлений со стороны истеблишмента. Принцип «чем хуже, тем лучше» взят на вооружение именно заокеанскими заинтересованными структурами. Демократизация вкупе с «одухотровением» масс-медиа разрушит пропасть между элитой и народом и значительно снизит озлобленность людей в отношении элит. Тем самым у англосаксонского мира будет меньше поводов делать медиа-инъекции об ужасах российского режима, требовать необходимости его свержения, а также у него уменьшатся возможности для создания соответствующего революционного настроя среди российской общественности. Конечно, было бы желание, а повод всегда найдется. А у недружественных англосаксов желание есть. Другое дело, что их антироссийская пропаганда в таком случае будет иметь минимум оснований, а чем меньше этих оснований, тем больше возможности для всего мира усомниться в объективности данной пропаганды. Умное высоконравственное и граждански ориентированное население, являющееся субъектом власти, способно качественно отстаивать свою свободу и независимость перед лицом внешней угрозы. Ему не нужен авторитаризм. Только вот пусть элита позволит ему стать таковым. А она не позволяет. Следовательно, теории людей, совмещающих в себе любовь к российской полит-системе и нелюбовь к американской, неверны, так как совершенно неоправданно ставить выбор между независимостью страны, обеспечиваемой властным авторитаризмом, и демократией, обязательно сопряженной с отдачей России мировому истеблишменту. Оба варианта один хуже другого.

    Наконец, крайне неубедительны доводы пропутинцев-антиглобалистов о причинах проблемности социальной политики в современной России, касающихся того, что Ельцин оставил после себя развалившуюся страну; мол, Путину досталась ослабленная страна, и поэтому решить все проблемные вопросы сразу невозможно. Это так, Ельцин оставил после себя Россию в далеко не идеальном состоянии и действительно нельзя в одночасье выстроить экономику. Но мой ответ на такое утверждение следующий. Видимо, в России все равно еще было что разворовывать, если олигархат и власть имущие продолжают обогащаться с высокой долей успешности, а разрыв между бедными и богатыми – неуклонно расти. Если же они ударят по коррупции, национализируют Центральный банк, снизят свои зарплаты с заоблачных до земных или хотя бы приземленных, пересмотрят итоги приватизации, объявив борьбу олигархам и ельцинской «Семье», можно будет вернуть российскому народу бесплатную медицину, бесплатное образование и т.д. Однако этого не происходит. Скорее наоборот, происходят прямо противоположные тенденции типа сокращения срока давности при пересмотре приватизации. И не надо обвинять одну только ельцинскую братию, если причины тяжелого народного состояния усматриваются в деяниях нынешних руководителей.

    Путину в начале своего президентства была необходима опора на влиятельный истеблишмент. И если бы Путин сразу объявил реальную войну коррупции, он бы лишился этой опоры, а значит, и своего положения. Высокоранговые единороссы, которые входили (и до сих пор входят) в партию только ради набивания собственных карманов, от такого решения в восторг не пришли бы. Однако Путин мог начать борьбу с коррупцией постепенно, по мере укрепления собственных позиций, но так и не начал. Следовательно, такой стратегической цели у него и не было.

    Часть исследователей и провластно ориентированные демагоги вменяют американцам знаменитые теракты, которые в СМИ получили статус чеченских. Однако не стоит также сбрасывать со счетов наши спецслужбы, поскольку в книге А. Литвиненко и Ю. Фельштинского очень хорошо описана соответствующая версия, которую опровергнуть довольно сложно. Наконец, убийство самого Литвиненко современные якобы антиглобалистски настроенные путинцы списывают на англосаксов, которые, мол, данным убийством решили подставить Россию. Однако его соавтор спокойно живет и здравствует в США. Неизвестно однозначно, кто отравил Литвиненко – российские или британские спецслужбисты, – и отсутствие доказательств не позволяет с уверенностью утверждать правильность одной из версий и легкой рукой отодвигать в сторону другую.

    В общем, в книгах и выступлениях Старикова и других мы находим как большую долю правды об одном, так и не меньшую долю лжи о другом. Все на самом деле так и одновременно не так. Впрочем, то же самое следует сказать и про работы их политических оппонентов, проамерикански настроенных и антипутински направленных либеральных авторов, которые с точностью до наоборот валят с больной головы на здоровую. В их книгах тоже все на самом деле так и одновременно не так. Одна пропаганда борется с другой, и в каждой из них при наличии истины присутствует огромный массив лжи. Поэтому конфликт между путинистами и либералами есть конфликт между двумя вариантами народного прозябания. А более вероятно, что это конфликт между народным прозябанием и полнейшим крахом России и ее народа.

    И все-таки хорошо, что феномен «Николай Викторович Стариков» появился на небосклоне российской истории и политической жизни. Хоть этот феномен повышает рейтинг Путина, с его же помощью в широкую общественность внедряются настоящие сведения о планах США в отношении России и мира. Защищая плохое, он, возможно, отвращает народ от наихудшего.

    Оранжисты осудили власть, но последняя вместо оправданий прибегла к информационному наступлению на оранжистов. Оправдания тут не сработают – уже глупо говорить, что мы не воры, что мы принципиальны и честны. Поэтому Кремлю пришлось перезапустить систему и выдумать другой способ самолегитимации – заявить об американской угрозе, о служении оранжистов Америке и о своем противостоянии глобализаторам. Перед выборами 2012 года власть внезапно заговорила об экспансионист-ской политике США и внедрила с помощью неодстаточно убедительных и наскоро снятых фильмов мысль о своем яростном сопротивлении дяде Сэму. Но, как говорится, дорога ложка к обеду. Что же раньше-то молчали про злобную Америку? Ведь ее интерес к России стал проявляться не в преддверии выборов 2012, а давным-давно. И тут вдруг, как митинги несогласных стали более массовыми, вспомнили про интересы США. Скорее всего, Кремль просто решил повысить свой рейтинг спекуляцией на антиглобализме. И, надо сказать, ему это удалось. После вброса в масс-медиа информации о сопротивлении мировым глобализаторам рейтинг Путина медленно, но все-таки пополз вверх. Посредством демонстрации мнимого сопротивления глобализаторам власть решила сплотить народ вокруг себя, а не вокруг борьбы с мировым гегемонизмом.

    Кремлевские политтехнологи применили метод, который условно можно охарактеризовать фразой «всё познается в сравнении». До выборов в краткие сроки информационное сознание заполонили медиа-инъекции о другом, еще большем зле – оранжистах, в сравнении с которыми провластные фигуры выступают даже не столько меньшим злом, сколько чуть ли не мученическими персонами и даже освободителями России от внешнего диктата, которых беспощадно преследуют «оранжисты» (а точнее, оппозиция, которая, учитывая обобщающий характер этих медиа-инъекций, оказывается, повально вся является оранжистской и подконтрольной госдепартаменту США). Вообще, истеблишмент создал виртуозный медиа-проект по вербализации дискурса о большем зле и о себе как освободителях страны и народа от этого зла. Но было осуществлено много действий и принято достаточно законов, чтобы усомниться в оппозиционности истеблишмента внешним силам, реализующим проект мирового правительства.

    Добавлю, что провластный олигархат предпочитает не только отдавать своих детей учиться за рубеж, но и обзаводиться собственностью на западе, открывать там денежные счета, получать визы, виды на жительство и двойное гражданство. Соответственно, американские спецслужбы данными счетами держат их на крючке. Поэтому сложно поверить, что они пропитаны любовью к Отечеству и искренне желают недопустить жаждущих к власти во всем мире американцев к российскому штурвалу. На первом месте стоит ведь личное состояние, а уже на втором (если на втором) независимость России. Если же накопление громадного состояния требует отдачи России, состояние все равно на первом плане. А когда львиная доля состояния находится на западе, да еще запад и США сулят массу соблазнительных возможностей, трудно встать в позу против рвущегося к мировому господству гиперолигархата. Под знаменами пропаганды о настроенности российского истеблишмента против США удобно продолжать присваивать национальные богатства и продолжать прошлую деятельность, которая во многом идет вразрез с самой пропагандой.

    Путинская «альтерглобалистская» риторика пока работает, но она не будет работать вечно. Ее эффект развеется подобно сигаретному дыму тогда, когда станет понятно, что действия правительства не освобождают страну, не рвут связывающую Россию с глобализаторами веревку, а, наоборот, еще больше закабаляют РФ. Чтобы Путин и его команда хотели дальше выезжать на этой пропаганде, им необходимо сказать решительное «НЕТ!» тем, кто этого «НЕТ!» заслуживает. Но это даже при всем желании сделать будет очень трудно, так как привыкла наша элита отдыхать в самых лучших местах зарубежья, вывозить российские ресурсы и держать деньги далеко от дома. Призывать ее к патриотизму сложно, так как высокодоходный бизнес требует антипатриотизма. А бизнес и личная прибыль, конечно же, превыше всего. Хоть власть и оранжисты обвиняют друг друга преимущественно не пустословно, а вполне оправданно, хоть обвинительные аргументы обеих сторон имеют почву под ногами, нет никаких веских оснований для легитимации как власть держащих, так и оранжистов. Нет ничего хуже, когда присутствуют только две вредные альтернативы, борющиеся друг с другом за место под солнцем.

    Литература:

    1. См. Дебаты Навального с единороссом Е. Федоровым в программе «Сухой остаток» на радиостанции Finam.fm от 21 февраля 2011г.

    2. См. Поварнин С.И. Искусство спора. О теории и практике спора. Воспроизведено по второму изданию Культурно-просветительного кооперативного товарищества «Начатки знаний». – Петроград, 1923.

    3. Грачёва Т.В. Когда власть не от Бога. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. – Рязань: Зёрна-Слово, 2010.

    4. См. Миронов Б. Путин – еще одна иллюзия русского народа // Объективная газета http://www.og.com.ua/plan_putina.php

    5. Кара-Мурза С.Г., Александров А.А., Мурашкин М.А., Телегин С.А. Технологии «перехвата» власти. Современная практика: аудиокнига. – М.: «МедиаКнига», 2009. – (Бизнес-книга).

    6. См. Ильин А.Н. Интернет как альтернатива политически ангажированным СМИ // Политические исследования 4/2012.

    7. В своих книгах Н. Стариков отлично показал, что финансированием Гитлера, а также народовольцев, декабристов, большевиков, меньшевиков, эсеров и прочих революционеров занималась Англия, которая планировала максимально ослабить Россию путем инициации как внутреннего революционного взрыва в России, так и ее захвата извне не своими руками. См. Стариков Н. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов. – Питер, 2010; Стариков Н. В. Кто заставил Гитлера напасть на Сталина? Роковая ошибка Гитлера. – Питер, 2010.





      META - Украина. Украинская поисковая
система  

    © "Объективная газета"

    НАШ БАННЕР:
    Объективная газета

    При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

  • vladmaks@meta.ua
    24 июня 2012 года


    VladMaks © 1990 - 2012