Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100


ДАНИЛО


В Полтавской битве oтличился
Казак Данила удалой.
Рубил врагов сначала правой,
А потом — левою рукой.
Чертом крутился
В поле брани,
Сметая шведов как снопы...
Но крепко дрались и они.
Царь Петр увидел казачину
И восхищенно прокричал:
"Такую славную детину
Давно я в гости ожидал!"
Гонец погнался за казаком
И приглашенье передал.
Данило только оглянулся,
Но ни полслова не сказал.
Тут самодержец рассердился.
Послал он ординарцев три.
Про редкий случай написали
В бумагу с грифом писари.
Явился, наконец, Данила,
Не зная, что и ожидать.
Ведь за упрямство по горячке,
Пожалуй, могут наказать.
Сверкнув глазами,
Петр Великий
Зубами вдруг заскрежетал.
Денщик подал ему водицы.
Данило на колени пал...
Царь тоже рухнул на колени
И крепко обнял казака,
Поднявшись, оба рассмеялись,
Держась руками за бока.
Гремели пушки, ржали кони.
Свистели ядра, кровь лилась.
А над Россией молодою
Заря победы занялась.
"Ты кто такой? —
Петр вопрошает. —
И где живет твоя семья?.."
Детина чешется в затылке:
"Царь-государь, Данило я."
Известно, чем казак владеет...
Конь, сабля, пика и седло.
Его товарищ — вольный ветер.
Покой идет ему во зло.
И в тот же миг на поле битвы
Царь издает такой указ:
За Данилевским-дворянином —
Надел земли!
И – подпись враз,
Казак Данило вновь воюет.
Ты как его ни назови.
И государству он послужит
Не за чины, а по любви.


ПОЛТАВА


Тесним мы шведов рать за ратью;
Темнеет слава их знамён,
И бога браней благодатью
Наш каждый шаг запечатлён.
Тогда-то свыше вдохновенный
Раздался звучный глас Петра:
"За дело, с богом!" Из шатра,
Толпой любимцев окруженный,
Выходит Пётр. Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен,
Он весь, как божия гроза.
Идёт. Ему коня подводят.
Ретив и смирен верный конь.
Почуя роковой огонь,
Дрожит. Глазами косо водит
И мчится в прахе боевом,
Гордясь могущим седоком.

Уж близок полдень. Жар пылает.
Как пахарь, битва отдыхает.
Кой-где гарцуют казаки.
Ровняясь строятся полки.
Молчит музыка боевая.
На холмах пушки, присмирев
Прервали свой голодный рев.
И се - равнину оглашая
Далече грянуло ура:
Полки увидели Петра.

И он промчался пред полками,
Могущ и радостен, как бой.
Он поле пожирал очами.
За ним вослед неслись толпой
Сии птенцы гнезда Петрова -
В пременах жребия земного,
В трудах державства и войны
Его товарищи, сыны:
И Шереметев благородный,
И Брюс, и Боур, и Репнин,
И, счастья баловень безродный,
Полудержавный властелин.

И грянул бой, Полтавский бой!
В огне, под градом раскалённым,
Стеной живою отражённым,
Над падшим строем свежий строй
Штыки смыкает. Тяжкой тучей
Отряды конницы летучей,
Браздами, саблями звуча,
Сшибаясь, рубятся с плеча.
Бросая груды тел на груду,
Шары чугунные повсюду
Меж ними прыгают, разят,
Прах роют и в крови шипят.
Швед, русский - колет, рубит, режет.
Бой барабанный, клики, скрежет,
Гром пушек, топот, ржанье, стон,
И смерть и ад со всех сторон.


Но близок, близок миг победы.
Ура! мы ломим; гнутся шведы.
О славный час! о славный вид!
Ещё напор - и враг бежит.
И следом конница пустилась,
Убийством тупятся мечи,
И падшими вся степь покрылась,
Как роем чёрной саранчи.




Прошло сто лет - и что ж осталось
От сильных, гордых сих мужей,
Столь полных волею страстей?
Их поколенье миновалось -
И с ним исчез кровавый след
Усилий, бедствий и побед.
В гражданстве северной державы,
В её воинственной судьбе,
Лишь ты воздвиг, герой Полтавы,
Огромный памятник себе.
В стране - где мельниц ряд крылатый
Оградой мирной обступил
Бендер пустынные раскаты,
Где бродят буйволы рогаты
Вокруг воинственных могил, -
Останки разорённой сени,
Три углублённые в земле
И мхом поросшие ступени
Гласят о шведском короле.
С них отражал герой безумный,
Один в толпе домашних слуг,
Турецкой рати приступ шумный,
И бросил шпагу под бунчук;
И тщетно там пришлец унылый
Искал бы гетманской могилы:
Забыт Мазепа с давних пор!
Лишь в торжествующей святыне
Раз в год анафемой доныне,
Грозя, гремит о нём собор.



Константин ГРИБАЧ,
Санкт-Петербург

редактор редакции "ОГ"
по Северо-Западному региону РФ

"Защитим землю Черниговщины от иуды Мазепы!".

Анонс акции протеста

24 августа 2009 года на территории Национального историко-культурного заповедника "Чернигов древний" планируется открытие памятника предателю дружбы украинского и русского народов, преданному анафеме иуде - Мазепе.

Прогрессивные социалисты призывают всех граждан Чернигова и Черниговской области, православных верующих и всех сторонников братского единства Украины и России выйти на акцию протеста против глумления над исторической памятью нашего народа.

Акция состоится 24 августа 2009 года в 8:00 на территории заповедника "Чернигов древний", вблизи Черниговского коллегиума.

 

Пресс-служба ПСПУ

_________________________________________________________________________

Впечатления и ФОТОрепортаж Константина ГРИБАЧА с празднования 300-летия Предателя

Шо таке перемiг гетьман Мазепа?

Видя на улицах Полтавы, приготовившейся праздновать 300-летие великой битвы, баннеры, я на украинский манер задался вопросом: А шо таке перемiг гетьман Мазепа?

Может быть, он поборол самого себя, когда долгое время метался в выборе между Петром и Карлом, имея полное доверие одного и надеясь на силу другого?

Может быть, он превозмог свою алчность и решился стать предателем и увести своих людей в стан шведов совершенно из альтруистических побуждений?

Может быть, таким образом, подобно Святополку "Окаянному", поступают все собиратели земель?

А может так быть, что гетман, превозмогая обрушившиеся на него болезни и напасти, дал таких шпор своему коню, что понёсся прочь от Петра далеко впереди шведов, на целый день опередив на переправе самого Карла? (Что значит знание местности!)

А может в том и состояла его забота о подданных, что своей скоростью он торопился освободить этих бедных представителей задумывавшегося им нового государства от своего мудрого руководства, милостиво предоставив их защиту собственно Левенхаупту и Компании?

Что такое он перемiг, умерев на чужбине в позоре и бесславии, а его булава, переданная им Орлику, оказалась заложенной за 200 монет, вместе с помыслами о создании независимого государства?

А может. Никаких помыслов и не было? А было просто так, как сказано у Шекспира: Кровь в юношах и та кипит слабей, чем вожделение в сердцах мужей? Обманул сам себя и сгинул ни за грош Мазепа - Искариот. Да ладно бы один со старшиной. Он бросил на произвол судьбы поверивших ему запорожцев с их семьями, ничего не оставив им на выбор, кроме лютой смерти.

Кто знает, господа? Кто знает?

МАЗЕПА - пламенный ли патриот? или
Непредсказуемая предсказуемость

Книга Т. Таировой-Яковлевой "Мазепа" сразу после выхода в издательстве "Молодая гвардия" обещала стать бестселлером и оказаться если не в каждой школьной, то в каждой институтской библиотеке уж точно. Тем более, что сразу во введении автор именует себя чуть ли не первым историком, которому довелось таки глубоко исследовать Мазепу. В отличие от, кстати сказать, Н. Костомарова и М. Грушевского, которые "не изучали его серьёзно и ограничивались первым тенденциозным впечатлением без глубокого анализа источников" (стр. 5). После предупреждения о том, что эта книга написана на основе глубокого анализа источников следует проникнуться заочным уважением к учёной даме. Но, правда, эта уверенность начинает давать трещину уже на следующей странице. Вот смотрите: она пишет его "объективный портрет" на основе "выверенных фактов", в то же время, пытаясь угадывать в нём "тайного романтика". Такая вот получается угаданная объективность от Таировой-Яковлевой (стр. 6).

Работа, как и положено любому многотрудному глобально-великому проведённому впервые в планетарной истории труду, вызывает много вопросов. Причём сразу, в самом начале. Так, в главе 1 "Казацкая Украина. Семья Мазеп" упоминаются "украинские княжеские фамилии" (стр. 7). Дальше - больше.

Не свободна работа и от внутренних противоречий, от которых, если бы автор не спешила создать своё "исследование" в кратчайшие сроки, можно было бы элементарно избавиться. Один из примеров, отнюдь не говорящий в пользу мнения Таировой-Яковлевой о том, что Мазепа чуть ли не с самого рождения был родоначальником украинской независимости, это цитата (стр. 12) из С. Величко о том, что летописи характеризуют Мазепу как "шляхтича козакорусского". Странно, не правда ли? Но в спешке величия можно и не заметить.

Книга получилась явно тенденциозной, антирусской. И становится заметным это уже в первой главе. Как же это согласуется с декларируемой объективностью, хотя бы даже с гениально угаданной?

На протяжении всего повествования Таирова-Яковлева демонстрирует какую-то неумелость. С вновь продекларированной в начале второй главы книги беспристрастностью в освещении событий автор явно не справляется. И, согласитесь, что многажды сравнивая свой труд с произведениями Пушкина, Байрона как то, по меньшей мере, странно претендовать на историческое исследование или на объективность своей "исторической" монографии. Хотя, вероятно, определив себе первое место на ниве истории и оставив далеко позади и Костомарова, и Грушевского, не заметив в них сколь-нибудь выдающихся соперников для себя, автор решила посоперничать с поэтами.

А вот ещё один пример: на стр. 19 Таирова-Яковлева пишет о том, что "со своим заданием Мазепа справился успешно" (речь идёт о поездке его к П. Тетере) а уже на стр. 20 она пишет о неудачном пребывании у Тетери. Согласитесь, что это как-то слабовато, даже для данного "исторического" труда.

Интересно отношение Таировой-Яковлевой и к запорожцам и Запорожью. Она характеризует запорожцев то как основу государственности, то как одних "из главных виновников Руины" (стр. 27), на стр. 28 говоря о том, что Мазепа навсегда сохранил ненависть к Запорожью. За это казаки называли Мазепу "отчимом Украины". Не правда ли странно, что "государственник" и пламенный патриот Мазепа хотел, пусть даже и не принимая во внимание запорожцев ни как военную силу, ни как общественную формацию, строить свою Украину-страну на ненависти к её гражданам? А у автора вопросов по этому поводу не возникает!

Я это объясняю весьма неприкрытой пристрастностью Таировой-Яковлевой в описании Мазепы. А вот уж чем эта пристрастность вызвана? На сколько мотивирована?

В этой "исторической" книге Мазепа у Таировой-Яковлевой всегда такой, каким ей удобно его представить на той или иной странице. Вот она обсуждает и смеётся над возможностью того, что Мазепа заплатил Голицыну взятку в 10 тыс., называя это смешной и ничтожной суммой, а на стр. 57 1 тыс., даденную Мазепой в приданое дочери Самойловича, называет "значительной суммой". И это при Мазепиных то доходах! А шуба для жены Самойловича в глазах Таировой-Яковлевой вообще идеал человечности.

Очень интересный пассаж содержится в главе 11. В конце этой главы автор "анализирует" и высказывает отношение Мазепы к неудачам в Северной войне, пытаясь оправдать предательство. Весьма неумело, надо сказать. Судите сами. На стр. 176 она пишет о том, что военные неудачи привели к разочарованию и конфликтам. Да, это и понятно. Но при этом Пётр не пошёл на мировую с Карлом, хотя вполне мог. А Мазепа в этой же ситуации предпочёл предать. Таирова-Яковлева, возможно, сама того и до сих пор не понимая, оставила ему лишь один выход и просто обрекла всем своим "исследованием" Мазепу только на предательство. Она много раз говорит о том, что до определённого периода Мазепа не имел в голове далеко идущих планов (предательства), Карл ведь был далеко, и вместе с тем всё время указывает на то, что Мазепа мечтал о создании своего гетманства. Следовательно, ничем, кроме предательства, он не мог этого достичь.

В конце книги на стр. 239 она пишет, что "народ никогда не разделял идей старшин-автономистов". Таким образом, хотя и в конце книги, они (мазепинцы) названы ею более или менее правильно - автономисты. Хотя всё время до этого она их величала "государственниками". Как говорят в Одессе, это две большие разницы.

В том, что Мазепа не изменник, а "государственник" эта книга меня не убедила. Зато ярко продемонстрировала антироссийскую позицию её автора, назвавшей прутский поход Петра "реваншем Мазепы" (стр. 238). А вот на вопросы: "Куда девалась хвалёная ею хитрость и расчётливость Мазепы?" и "Чем был продиктован его поступок - переход на сторону Карла?", кроме того, что Мазепа явлен нам в книге как вполне ординарный деспот, со смертью которого пресеклись его деяния и ошибки, я ответа так и не получил.







Rambler's Top100   META - Украина. Украинская поисковая
система  


© "Объективная газета" >>>На лучшем хостинге в Украине - http://www.giga.com.ua

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.